ТОЛЬКО ЧТО

2018.06.27

Безвластие в аграрной отрасли привело к угрозе потери части украинского экспорта

В Украине массово гибнут пчелы, виновата «химия»

Picture

Зачастили мы что-то об экспорте… То нам из-за него кур не хватает внутри страны, то жалуемся, что нам Евросоюз квоты свои «зажимает», развернуться в полную силу не даёт. А обещали ведь… А нам больше некуда…

И ведь появились статьи экспорта выгодные, перспективные. Мёд, например. Этой «экспортной статье» - не одна тысяча лет от роду, пожалуй, ещё до появления на картах мира Киевской Руси наши предки – обитатели Триполья медком баловались, и лечились, и напитки веселящие изготавливали. Так что мёд – это такое же «исконно наше», «отечественно производимое», как сало, клубника, подсолнух  и вишня. Растёт оно у нас, чёрт возьми!

И Украина как-то незаметно на фоне железноугольнорудноконфетных  экспортных «подвигов» взяла, да и выдвинулась даже не в ТОП-10 мировых производителей медовой продукции – нет, она уже в прошлом году начала практически вытеснять с 3-й позиции такого мощного производителя и поставщика мёда, как Аргентина. Мы уже начали производить около 100 тысяч тонн мёда, причём сколько точно – никто пока не подсчитал. Потому что разрозненные они у нас, производители ароматного, природного, липкого и сладкого.

И всё равно – минувший год оказался рекордным для наших производителей мёда. Только в США нашей пчелиной продукции закупили на 29 млн. долларов, и планы на 2018 год были грандиозные, в центральной Украине бешено цвели вишни-черешни-яблони, не говоря уже о полевых злаках.

И вот – тревога!

Нет, давайте-ка мы  сначала назовём области, являющиеся основными производителями сладкой продукции. Их 8: Винницкая, Донецкая, Днепропетровская, Запорожская, Житомирская, Полтавская, Николаевская и Кировоградская. Именно они обеспечивают более 70% общего медового урожая страны. В начале 2017 года Евросоюзом была установлена квота для поставок нашего мёда в 4000 тонн, но она была исчерпана за 10 дней, пришлось принимать ещё одно решение, доводить квоту до 8000 тонн, но и она была исчерпана. Европе нравится украинский мёд. Он – чистый и ароматный. Он считается сегодня лучше китайского, который славился ранее. И дешевле к тому же. И вообще… 70 миллионов долларов, вырученных за мёд в прошлом году, на дороге не валяются…

Так что там за тревога?

А вот она: в мае 2018 года в Украине начали массово гибнуть пчёлы.  Уже крупно пострадали Волынская, Николаевская, Житомирская, Хмельницкая, Запорожская, Сумская, Харьковская, в Днепропетровской области ситуацию уже называют катастрофической. Там в одном лишь Криворожском районе загублено более 5 тысяч пчелиных семей, в каждой из которых, как правило, насчитывается по 40 тысяч насекомых.  И процесс пока не остановлен. 

Пчеловоды вёдрами собирают своих погибших крылатых работников, пытаются жаловаться в полицию, требуют компенсации. Требуют, потому что восстановить пчелиную семью можно, но за деньги. За приличные деньги: до 4-5 тысяч гривен нужно потратить, чтобы купить пчелопакет с расплодом (личинками), приобрести новый улей, сформировать полноценную новую пчелосемью. Чтобы получить прибыль, таких роев необходимо около 100. Помножили?

То-то же…

А теперь давайте сравним перечень наших самых «медоносных» областей со списком тех, где произошли несчастья с пчёлами. Совпадения есть: Днепропетровская, Запорожская, Житомирская, Николаевская – половина тех самых 70% основного производства. Потери, естественно, можно посчитать в конце года, но…

Но эти потери, по большому счёту, некому подсчитать централизованно. Медовый бизнес в стране не является единым целым, все действуют разрозненно, законодательная база пчеловодства устарела, существует более десятка разных «ассоциаций», но все они «местного пошиба», ветеринарная служба либо ни черта не понимает в пчелиных делах, либо ограничивается при визите на пасеку снятием денег и подписи «за визит», даже не заглядывая под крышку улья…

Давно назрела, говорят пчеловоды, необходимость организовать Департамент по делам пчеловодства в структуре Минагрополитики, давно пора учёным присмотреться к проблемам перспективной отрасли…

А объединяются пчеловоды в самых крайних случаях, когда появляется какая-то одна общая беда. А их всё больше и больше в последние годы.

Повторимся: ещё неизвестно, сколько мы потеряем в этом году из-за массовой гибели пчёл. И…

И никто не взял на себя ответственность за эту гибель.

Хотя уже есть доказательства того, что пчёлы гибнут из-за неаккуратного обращения со средствами химической защиты растений. Есть очевидцы того, как в том Криворожском районе распыляли «химию» над полями рапса и подсолнечника, спасая их от вредителей.

От одних отбиваемся, других убиваем. Валюту приносящих, причём.

Кто-то из читателей слышал о реакции нашего Минагрополитики на происходящее? Нет?

Да откуда ей быть-то, «реакции», если в  этом министерстве два года Головы нет. В смысле – вместо Министра какое-то «ВриО». Нет, это не от слова «врать», это «временно исполняющий обязанности» министра Максим Мартынюк. Да, его называют «приближенным» к Премьеру Владимиру Гройсману, но пчёлам от этих  «непотических игрищ» не легче.

Пока что некому следить – что именно и  когда применяют для защиты своих полей. Хотя, в принципе, решить проблему можно очень просто – приступать к опылению агрокультур после 6,7 часов вечера, когда пчёлы прячутся в улей. Но есть свидетели того, что опыление ядохимикатами начинали и в полдень…

Кто должен следить за всеми этими действиями? Контролировать, принимать жалобы от пчеловодов?

Министерство агрополитики, конечно…

Но у там что? «Временно исполняющий…»

То есть -  спросить за катастрофу (а это практически – катастрофа!) в пчеловодческой отрасли – не с кого.

Но у нас этих «врио» - целое правительство.

Интересно сказал много-много лет назад не кто нибудь – Альберт Эйнштейн:

«В случае исчезновения с лица земли пчёл, исчезнет и человечество».

Говорите, «врио»?

Ну-ну…

Иван ЕЛИСТРАТОВ

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...