ТОЛЬКО ЧТО

2018.06.04

Свобода слива: тайное и явное «Списка 47-ми»

Господин Луценко, огласите весь список, пожалуйста…

Picture

История с «убийством» журналиста Аркадия Бабченко тухнет на глазах, приобретая все более неприятный запах.

Потому что в спецоперации «Воскрешение Лазаря» все было более-менее понятно. Ибо речь шла как бы о чисто гуманитарной миссии: «спасение жизни заказанного кремлевскими киллерами давнего медиа-врага, как путинского режима, так и лично Путина любой ценой»…

И здесь до суда над организатором убийства Борисом Германом, или потока утечек из материалов дела, лучше не заниматься конспирологией, а  посидеть на берегу реки, хрустя попкорном.

Но с последующими сериями быстро раскручивающегося сериала «Воскрешай и властвуй» есть проблемы. И в первую очередь это касается озвученного, как СБУ, так и лично генпрокурором Луценко «Списка тридцати». Т.е. фамилий трех десятков граждан Украины и России, сбежавших от путинского режима в Киев, преимущественно журналистов и блогеров, которые по версии силовиков, подлежали вслед за Бабченко физическому уничтожению.

То, что фигуранты этого списка с самого начала были засекречены СБУ,  как бы можно попробовать объяснить оперативной необходимостью. Хотя, с другой стороны, если цепочка заказчик-организатор-исполнитель была нейтрализована во время операции «Воскрешение Лазаря», смысл продолжать выматывать нервы тридцати живым людям, оказавшимся в зоне повышенного риска, как бы нет.

Но, поскольку СБУ вышла из шинели КГБ,  потом еще долго «дружила» с ФСБ, а до завершения сорокалетнего цикла блуждания по пустыне с целью полного избавления от тяжелого груза прошлого, остается еще целых тринадцать лет, то мы еще долго будем иметь дело с мейнстримом гибридных методик.

Которые весьма универсальны, как в борьбе с врагами внешними, так и в борьбе с врагами внутренними. Причем, применительно к внутренним врагам, речь в большей степени идет не столько о классической «пятой колонне», сколько о тех, кто портит кровь и нервы существующему режиму. Которых этот самый режим и причисляет к «пятой колонне».

И «Список тридцати», непонятно каким образом трансформированный генеральным прокурором Луценко в «Список сорока семи» не может не вызвать настороженности.

Во-первых, нельзя забывать о том, что 31 мая пресс-секретарь Луценко - Лариса Сарган - обнародовала на своей странице в ФБ список тех, кто разгонял зраду, «в той час, коли всі правоохоронці здійснювали спецоперацію #бабченко»…

Мало того, госпожа Сарган предложила читателям дополнить этот список. Т.е. открыто призвала «Додавайте у коментарі тих, хто підняв чергову зраду»…

Процитировав для затравки комментарии ряда зрадофилов класса VIP. Переведя их таким образом в статус врагов, если не народа, то спецслужб…

Т.е. пресс-секретарь генерального прокурора как бы европейского государства по факту предложила пользователям ФБ открыто доносить на своих сограждан.

Что можно считать свежим ноу-хау. Таким себе прокурорским клоном сайта «Миротворец»…

С той лишь разницей, что в «Миротворец» «врагов Украины» заносит по своему усмотрению некая тайная комиссия, а здесь мы столкнулись с призывом к массовому и открытому народному творчеству.

Поскольку обычно доносительство является процессом достаточно интимным. Правда, о том, какие меры предпримет ГПУ для защиты доносчиков, госпожа Сарган не рассказала.

Просто – стучите и обрящете…

А уже первого июня генеральный прокурор Луценко расширил «расстрельный список ФСБ» до сорока семи фигурантов.

Что, понятно, можно отнести на счет случайных совпадений, но вопросы все равно остаются.

Потому что во время кульминации операции «Воскрешение Лазаря», т.е. в момент предъявления публике живого Бабченко, тот же Луценко объявил о «Списке тридцати». О котором стало известно в ходе предварительного расследования.

О том, где именно и у кого именно нашли расширенный список № 2, Луценко не сообщил. Но появление расширенной версии открывает перед спецслужбами просто дивные перспективы.

Дело в том, что объявленные журналисты и блогеры по странному стечению обстоятельств являются не только жесткими противниками Кремля, но и не менее жесткими критиками режима Банковой.

Которая, как мы видим, предпринимает титанические усилия не только для своего сохранения за праздничным столом, но и продолжения банкета на следующую пятилетку.

Но, несмотря на все попытки окончательно взнуздать СМИ, медиа-противники режима Банковой все еще присутствуют в информационном поле. Мало того, аудитория этих противников в тех же соцсетях растет день ото дня. При этом выборы все ближе и ближе, а рейтинги все ниже и ниже…

А тут така краса…

Вызвать в СБУ блогеров-журналистов и рассказать им, что их заказали… Заверив, понятно, что безопасность будет обеспечиваться всеми силами, но от форс-мажора никто, увы, не застрахован.

Потому что враг хитер, силен и коварен…

Так что, ежели, господа блогеры-журналисты, кого-то из вас случайно грохнут, то не обессудьте…

И господа блогеры-журналисты, подписав какие-то бумаги о неразглашении тайных документов, оказываются на надежном кукане. Потому что разбирать, чья именно спецслужба выстрелит, «ежели чего», тебе в спину, на фоне перехода в вечность будет уже не так важно…

Тем более, что все в любом случае будет списано на коварную кремлевскую руку.

Почему блогеры-журналисты не отказались подписывать документы о неразглашении, и чем им угрожали, «ежели чего», вопрос к блогерам-журналистам.

Но ситуация возникает парадоксальная.

Судите сами:

СБУ объявляет гражданину N что его должны убить вражеские агенты. Обещает взять под защиту-охрану. Предъявляет некие доказательства «заказа». Но при этом заставляет подписать бумаги о неразглашении.  Что по логике влечет за собой некие карательные действия со стороны той же СБУ, которая обещает защитить потенциальную жертву…

Причем, это касается тех людей, чья профессия как раз связана с поиском и обнародованием разных закрытых документов, свидетельствующих, как о дурости, так и преступных действиях властей.

Что де-факто закрепляет за СБУ-ГПУ монополию на свободу слива. Которой в Украине уверенно заменяют свободу слова.

Однако, вместо того, чтобы поинтересоваться, а, что будет, если все-таки один из фигурантов расстрельных списков эту информацию разгласит, блогеры-журналисты присоединяются к организаторам игры, делая себя куда более уязвимыми.

А ведь и в самом деле – что будет, если, допустим, несколько блогеров-журналистов откажутся подписывать бумаги о неразглашении, а вместо этого выйдут на пресс-конференцию? 

Из СБУ, чего, пошлют сигнал киллерам, чтобы те наказали непослушных?

Начнут этим непослушным названивать, пугая «проверенной информацией», что враг уже вплотную подобрался к жертве?...

Тем более, что никто не мешает тонким психологам из спецслужб намекнуть блогерам-журналистам, чтобы они умерили свой пыл в критике действующего режима, потому что кремлевские киллеры могут выполнить свою черную работу под видом украинских спецслужб.

Чтобы потом на весь мир обвинить украинские власти в притеснении журналистов и удушении свободы слова…

Как это сделал кремлевский истеблишмент, начиная с пресс-секретаря Путина – Пескова - и заканчивая представителем РФ в ООН – Небензей, когда они еще не знали, что убитый  Бабченко вскоре воскреснет…  

Не говоря уже о том, что, поскольку аппетит приходит во время еды, то обезьяний рефлекс может начать работать и на уровне провинции. Где особо ретивые оперативники в надежде заработать медальку-повышение, начнут составлять свои расстрельные списки блогеров-журналистов. Вызывая их на беседы с предложением подписать бумаги о неразглашении…

Хотя, по большому счету, затея эта в итоге все равно привычно закончится ничем.

Потому что у блогеров-журналистов, которых вызывали в СБУ, не взяли обязательство не разглашать факт того, что их вызывали.

А, значит, очертить круг потенциальных жертв Кремля особой сложности не представит. Как не представит и особой сложности соотнести попадание в расстрельный список № 2, как с творческой активностью того или иного фигуранта, так и индексом его зрадофильства по шкале Банковой…

В то, что в ближайшие дни улицы Киева обагрятся кровью блогеров-журналистов, а выжившие потребуют, чтобы их поместили в бронированную камеру, верится слабо.

Хотя посеять страх в обществе не мытьем, так катаньем властям очень хочется…

Посему не исключено, что вскоре, когда продукт перейдет во вторую свежесть, тот же Луценко бодро объявит о наличии списка №3, списка №4 и так далее…

Вплоть до самых выборов…

Но это как бы футурологическая перспектива…

Пока же вслед за персонажем фильма «Операция Ы и другие приключения Шурика» хочется повторить: - Господин Луценко, огласите весь список, пожалуйста…  

Андрей КАПУСТИН

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...