ТОЛЬКО ЧТО

2018.05.21

Тормоза приватизации: останки госимущества продаваться не спешат

В госсекторе Украины осталось всего 12-15% предприятий

Picture

Давайте поконспироложим немножко… Смотрите: ещё в 2015 году правительство Арсения Яценюка решило изрядно подзаработать на… Нет, не на экспортных операциях. Новоиспечённым руководителям показалось, что в стране шото сильно много народногосударственного имущества. Заводов всяких, энергогенерирующих производств… А толку никакого. В смысле – бюджет не наполняется, а в стране где-то ещё и война идёт. Надо срочно наполнять бюджет, чтобы и на танки хватало, и на пенсии.

Глагол «продать» пришёл в голову многим и сразу. Где-то в старых, перестроечных журналах вычитали, что «государство – неэффективный менеджер». В смысле – начальник никудышный, прибыль давать не умеет.

Значит, надо продавать.

Как там в мультике про Простоквашино? «Чтобы купить что-то нужное, надо продать что-нибудь ненужное» - говаривал мальчик дядя Фёдор. Вот и озаботились – составили список «ненужного» и утвердили в количестве нескольких сотен «жирных» объектов. Тернопольское, Харьковское, Николаевское, Хмельницкое, Запорожское облэнерго, "Сумыхимпром», три теплоэенергоцентрали, вишенка на торте, легендарный уже Одесский припортовый…

На 20 с хвостиком миллиардов гривен якобы всё это «тянуло».

Но не потянуло.

Потому что, например, как сообщал пресс-центр ФГИУ, «уполномоченные органы управления госсобственностью тормозят процесс передачи в ФГИУ активов для приватизации»,  а ещё кто-то болел и не было «кворума» в комиссиях, парламент какие-то необходимые законы проспал, потом ещё то чёрт, то бес… Почему-то не продавалось. Или кто-то не сильно хотел.

20 миллиардов, заложенных в доходную часть бюджета на 2016 год, так туда и не попали. Заложили в бюджет – 2017. Новое правительство, на сей раз уже под руководством Владимира Гройсмана, решило, что уж оно-то… Но и оно «дало в штангу». В прошлом году от приватизации вместо 20 миллиардов получилось 3,7, да и то – продали несколько облэнерго, и, конечно же, как и прогнозировалось экспертами, «своему человечку». Господину Ахметову. Он понемножку прикупил акций «Киевэнерго» и «Западэнерго», всего-то на 1 миллиард 170 тысяч. Молодец, конечно, сильно помог бюджету. Который всё равно обделался в итоге, поскольку больше ничего не продалось.

Гройсман на всех заседаниях Кабмина выступал, как сторонник, поклонник и провайдер приватизации «во всю мощь». Потому что есть бюджет, который надо пополнять и выполнять, а он, сволочь, в этом году, как назло, не выполняется по доходам уже миллиардов на 30. Или уже больше. А если так – то всё меньше шансов на 100%-й охват  субсидиями, населения, даже очень страждущего. Пенсиями справедливыми, между прочим, тоже, невозможен даже возврат к пенсиям 2013 года (в долларовом эквиваленте).

Так вот – даже не очень экономического образования Гройсмана, кажется, хватило, чтобы понять: сегодняшняя попытка «большой приватизации» - это афера, аналогичная субсидиарной.

Сегодняшним руководителям взять бы да и подсчитать соотношение имущества приватизированного и государственного.

Сколько у нас чего? Или чаво… Чиновников можно до смерти запытать на дыбе или «на паяльнике», они умрут, не сказав ни слова, но не выдадут «страшную государственную тайну»: сколько в стране осталось государственного имущества?

Никто не считал. Никто не знает. Потому что тогда придётся подсчитать – сколько передали в частные руки этой самой собственности, а главное – какой с этого толк?

«Толк» можно определить, глянув на состояние лучших судостроительных заводов страны, на которые «воздействовал» наш олигарх в поповской рясе Вадим Новинский… Нету уже никакого состояния. Самой отрасли уже нет.

А ещё добавим такую цифру: в Украине уровень «огосударствления» равен 12-15%.

Видимо, Гройсман об этих примерах  таки «в курсе дела».

Теперь нам надо определить: Владимир Гройсман, поддерживая вот эту объявленную в 2015 году «приватизацию», искренне верил в то, ЗА что заставил голосовать парламентский зал, или вынужденно поддержал дурацкую идею?

Почему дурацкую? Две приметы.

Первая: продавать–то особо уже и нечего. В странах «золотого миллиарда», (читай – развитых странах) доля государственной собственности в ВВП составляет около 25%

В нашей стране этот показатель равен 12-15%.

Остались какие-то странные, то ли «несъедобные», то ли слишком «наваристые» куски госсобственности. От первых будут колики, от вторых – диарея. Если глянуть на список предложенных к приватизации объектов, то там есть и то,  и другое.

Главное в ином: ни то, ни другое – не продаётся уже 4 года подряд. Почему – долго анализировать. Хотя… Вот почему, например выставили на продажу «Турбоатом»? Предприятие, равных которому – несколько штук в мире? А никто ответа не знает. Одна конспирология. Но зато известно, что наибольший интерес к «Турбоатому» проявляет Россия. И не зря там крутится «перекрасившийся» в украинского российский гражданин Григоришин. А в 2016-м стал заметен интерес и самого Президента…

Но почему вдруг Владимир Гройсман, так рьяно поддерживавший идею «нью-приватизации», сделавший уже даже «шаг вперёд», вдруг прямо и неоднозначно начал говорить: «Фиг вам, а не «Турбоатом». Интересно, это кому «фигвам»?

А ещё Одесский припортовый… Это вообще какая-то «сага». Но увы, не о Форсайтах и не «Песнь о нибелунгах», это скорее «Песнь льда и пламени» («Битва престолов» снят по этому произведению). Там, в судьбе ОПЗ уже столько «престолов» перемешано… По последним данным, самый большой интерес там проявляет сегодняшний «престол». С Банковой который. Но, может, врут? В любом случае  звучат в Сети фамилии Ярославского, Хомутынника, а в последнее время рядышком всё чаще – Кононенко, а мы в курсе, ЧЬИ интересы сей «игрок» представляет…

И никак. Не продаётся. Не приватизируется. Дело дошло до того, что сам Владимир Гройсман в прошлом, кажется, году, осерчав на Фонд Госимущества, сказал: «Последний конкурс по приватизации ОПЗ показал, что институция (ФГИ – Ред.) просто абсолютно неспособна эффективно провести приватизацию, неспособна управлять государственным имуществом».

Суров премьер. Правда, хотелось бы ему подсказать, что предприятием, живым пока что и здравствующим должны управлять всё-таки всякие там химики и другие специалисты. Но уж никак не ФГИ… Но то таке…

В общем, господин Премьер как-то неправильно себя повёл… Возможно, обчитался всякой вредной «популистической» стряпни о том, что то, чем занято правительство и Банковая сейчас – это вообще НЕ приватизация. Ибо приватизация в полном значении этого слова, это – «последняя стадия санации убыточного предприятия перед безоплатной передачей пассивов новому собственнику». А ещё, возможно, Владимир Борисович узнал о том, что вся навороченная самим ФГИ фигня (пардон за каламбур) о стартовой стоимости всех объектов – истинная фигня. Потому что ФГИ не отвечает на вопрос: «А по какой методике вы, ребята, это всё посчитали?

Поскольку их, этих методик, существует минимум полдесятка, самых примитивных. Можно посчитать по остаточной стоимости (стены, станки, провода). Можно по объёму убытков, которые государство покрывает из своего бюджета. А можно по приносимому доходу. Везде цены будут разные. А по каким методикам считали тот же ОПЗ? «Турбоатом»? «Сумыхимпром»?

Нетути ответа.

И этим всё сказано.

Иван ЕЛИСТРАТОВ

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...