ТОЛЬКО ЧТО

2018.03.23

Тайны монетного двора: Гонтарева ушла – за ней ушли мелкие деньги

Есть ли риск приватизации предприятия, печатающего дензнаки и монеты?

Picture

Пока ещё шуршат в кармане деньги. Скоро перестанут.

Начнут звенеть. Звон будет мелодичным, ибо на изготовление монет любого достоинства идут сплавы, которые делают изготовление металлических денег весьма дорогим удовольствием. Хотите пример? Вот он: по данным НБУ, себестоимость изготовления монеты номиналом в «1 копейку» в 16 раз превышает номинал самой монеты. Во всех странах, где выпускают «железные» деньги, та же самая история. Повторимся, выпуск монет – дорогое удовольствие. Таков закон денежно-финансовой природы, и с ним ничего не поделаешь.

Но, скажет читатель, раз выпуск монет – такое дорогое удовольствие, то зачем Нацбанк, «ни сило, ни впало», вдруг с бумажных мелких денег переходит на металлические, на изготовление которых надо расходовать пусть не серебро с платиной, но достаточно дорогие металлы (алюминиевая бронза – 50 копеек, нержавеющая сталь  с добавлением латуни и т.д.)? Тем более, что ещё в 2015 Гендиректор Банкнотно-монетного двора НБУ Анатолий Шевчук прямо говорил журналистам: «Абсолютно все номиналы монет являются убыточными… Зато производство 1 бумажной гривны обходится в 12 копеек, остальные – 50-60 копеек…»

Здесь можно, конечно, разразиться научно-популярной лекцией об истории денег металлических и бумажных, вскользь упомянуть историю о том, для чего вообще была создана Федеральная Финансовая Система США, добраться до древнего государства Лидия, где появились первые деньги из драгметаллов. Можно даже подискутировать на тему «фидуциарные деньги» и чем они отличаются от натуральных…

Но мы не будем.

Потому что у нас есть Нацбанк. Который «делает деньги». И у каждого вменяемого гражданина иногда складывается впечатление, что Нацбанк делает деньги не для нас. То есть они, гривны, нам в руки попадают, но в количестве, возбуждающем подозрение в том, что есть какие-то иные руки, в которые их, этих дензнаков, попадает гораздо больше…

Тем более, что эти подозрения абсолютно небезосновательны. И время от времени на страницах СМИ мелькает информация, только укрепляющая эти подозрения. Да вот – хотя бы о том, что национальная валюта Украины является одной из самых недооцененных в мире, и что на самом деле её сегодняшний курс к иностранным валютам, доллару в частности, занижен в 2-3 раза. И этот замеченный многими «забугорными», причём весьма солидными экспертами феномен не находит отклика или малейшего объяснения из уст наших беспрерывно меняющихся руководителей – и политических, и финансовых.

 Вот так прямо спрашиваешь – почему, мол? А они руками машут, глаза прячут, кривятся: «Да ну, этот ваш индекс «БигМака» - фигня на постном масле… Ненаучно…» (А глаза всё равно прячут…)

А – наши деньги? Учитывая сегодняшний уровень «святого неверия» во всё, что творит с нами правительство и все, кто рядом с ним, мы тоже имеем прямо и задавать вопросы «на засыпку», и подозревать его в чём угодно, и даже строить всяческие конспирологические теории.

И, читая сообщения о введении в стране металлических мелких денежных знаков вместо бумажных, можем, вспоминая мелькавшие совсем недавно сообщения в СМИ, касающиеся НБУ, составить для себя совершенно дикие (не исключено), неправильные (вполне может быть) картинки, якобы проливающие свет на всё, что творится сегодня в банковско-финансовой системе страны.

Ну, вот смотрите…

17 октября 2016 года в СМИ появляются сообщения о том, что-де Нацбанк (в частности, мадам Гонтарева, глава его на то время), собирается… Выставить Банкнотно-Монетный двор НБУ на приватизацию.

19 октября 2016 года пресс-служба Нацбанка (с опозданием чуток) сообщает: «Сейчас вопрос о приватизации Банкнотно-монетного двора НБУ не стоит».

Здесь, пожалуй,  ключевое слово – «сейчас». Потому что сам собой напрашивается вопрос в стиле «блиц»: «А потом?»

Тем более, что слухи о грядущей возможной приватизации БМД просачивались в СМИ ещё летом того же года.

Исследуем «корни» слухов… Может, вот это: В марте 2017 года Валерией Гонтаревой Гендиректором БМД был назначен некто Сергей Иванюта.

Ну, Иванюта и Иванюта. Нехай себе. Биография так себе – учился, работал… Правда, работал в основном на «энергетическом фронте», типа – финансовым директором «Киевоблэнерго». И ещё кое-где «по финансовой части»…

Конечно, странные начались предположения, что именно руками Иванюты мадам Гонтарева начала «тихую» подготовку Монетного Двора к приватизации, а, поскольку его впрямую называли «человеком Пинчука», то можно было и предположить – в чью пользу должна быть приватизация… Да многое можно предположить.

Но вам же сказано – «не предусмотрено» такое. Значит, глупы наши подозрения.

Но… Тут же выясняется, что Сергей Иванюта – муж Елены Малинской. А она – председатель правления банка «Кредит-Днепр». (По информации «Рупора» -  банк вплотную связан с разными «газовыми схемами»).

А Елена Малинская – ближайшая подруга Валерии Гонтаревой.

И что мы должны были обо всём этом думать?

А вы говорите – «сеньораж»…

Ещё раз объясняем, что это такое. Если говорить коротко, сеньораж – это разница между стоимостью произведения банкнот и их номинальной стоимостью.

И, как мы уже упоминали, особо весомый сеньораж получается при производстве металлических денег.

Которые вводятся в стране даже после того, как вместо Сергея Иванюты в феврале 2018 года Гендиректором БМД стал  Владимир Баглай. В результате, пишут, «открытого конкурса». Про конкурс-то мало кто слышал, хотя он и был «открытым», но сам Баглай – «свой человек» в НБУ и на Монетном Дворе в частности.

Но исчезновение Иванюты одновременно с увольнением самой Валерии Гонтаревой с поста главы НБУ – может показаться странным.

…Или после «добивания из автоматов выживших под Куполом ВР» нам уже ничего странным казаться – НЕ должно?

Иван ЕЛИСТРАТОВ

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...