ТОЛЬКО ЧТО

2017.12.15

Убийцы в мундирах и мантиях: как «именем Украины» приговорили невиновного

Судебная реформа, которой так гордятся власть имущие, это бракованный пазл, не поддающийся сборке

Picture

Вот в подтверждение лишь несколько заголовков в СМИ за последний месяц: «Суд вернул загранпаспорта экс-депутату ВР Николаю Мартыненко» (подозревается в растрате 17 миллионов долларов). «Суд разрешил выехать за границу экс-руководителю Госагентства по инвестициям и управлению национальными проектами Владиславу Каськиву, подозреваемому в присвоении и растрате имущества в особо крупных размерах» (был депортирован в Украину из Панамы). «Суд снял ограничения на передвижение нардепа Полякова по Украине» (фигурант «янтарного дела»). «Суд снял ограничения на передвижение нардепа Розенблата по Украине» (фигурант «янтарного дела»). «Суд признал невиновным и оправдал экс-ректора Национального университета государственной налоговой службы Петра Мельника, которому грозило до 12 лет лишения свободы» (получение взятки, хищения в особо крупных размерах)…

Т.е. сперва, на фоне громких информационных волн, судьи вынуждены делать вид, что они следуют букве закона. Но, как только внимание СМИ и общества переносятся на новый объект, быстро включают заднюю.

О том, с какой легкостью судьи отправляют за решетку без права внесения залога тех, кто неугоден режиму, сообщают столь же часто, как и о судебных вкусняшках, описанных выше.

С такой же частотой СМИ сообщают о тотальном контроле над судами со стороны первых кабинетов страны.

И за тот же отчетный период исключением стал разве что отказ поместить под домашний арест Михеила Саакашвили. Несколько испортивший общую благостную картинку из серии «у нас все схвачено».

Плюс отмена приговора «доктору Пи» – Андрею Слюсарчуку. Который, в отличие от Саакашвили, отбывшего за решеткой три дня, провел за решеткой (СИЗО+колония) в общей сложности более пяти лет. Однако, как оказалось, дело было слеплено настолько топорно, что, несмотря на желание заинтересованных лиц «стереть» Слюсарчука, реализовать план до конца не удалось.

Но это дела резонансные. Когда рассмотрение проходит под надзором стримеров и телекамер. А отчеты заполняют первые полосы.

Но ведь, несмотря на дефицит судей, судебная машина в Украине ежедневно перемалывает сотни иных дел. И можно только представить, что происходит в тех залах судов, куда не ступает нога журналиста.

Где стены пропитаны  многолетним духом отчаяния, договорняков и беспредела. А имена неизвестных служителей Фемиды, которые от имени Украины вертят судьбами людей, всплывают разве что после обнаружения у них особняков, элитных авто или закопанных в огороде банок с наличной валютой.

Заседание Днепровского районного суда в Киеве 5 декабря, где решалась судьба не депутата и не олигарха Вадима Репкина, тоже проходило в отсутствии СМИ.

Хотя маловероятно, чтобы судью Сергея Федосеева это хоть как-то напрягло. В том числе и потому, что Федосеев – фигурант списка судей, осуществлявших репрессии против участников Революции достоинства, не только избежал уголовного преследования, а и, лихо проскочив люстрацию, продолжил как ни в чем не бывало «вершить правосудие» от имени государства Украина.

Но приговор, вынесенный Федосеевым Репкину, мягко говоря, ошарашил даже видавших виды специалистов: четырнадцать лет лишения свободы. При том, что прокурор попросил тринадцать лет с сохранением режима домашнего ареста до вступления приговора в силу. – Нет, – ответил именем Украины судья Федосеев, – четырнадцать лет и взять под стражу в зале суда…

Таким образом, Вадим Репкин, который сперва провел в СИЗО в ожидании суда четыре года и три месяца, а потом год и три месяца под круглосуточным домашним арестом, вновь оказался в следственном изоляторе.

При этом на него распространялся «Закон Савченко», по которому четыре года и три месяца в СИЗО превращались в восемь лет и шесть месяцев.

Что именно двигало судьей Федосеевым – личная неприязнь к подсудимому или жесткое, но справедливое следование букве закона – неизвестно.

Не исключено, что помимо всего прочего, судье еще и очень не нравилось то, что верующий Репкин смел появляться в зале суда в кипе.

Хотя в том, что под судейской мантией бьется сердце верного, а главное, беспристрастного слуги Фемиды, есть большие сомнения.

Вкратце суть дела Репкина такова. Его, достаточно преуспевающего бизнесмена, арестовали в городе Хуст и с нарушением закона вывезли в Киев в 2012 году. Где три дня выбивали из него признание о том, что в 2010 году он принял участие в ограблении пожилой пары (вся добыча – 2500 гривен и мобильный телефон). И, не добившись признания, отправили в СИЗО. Где он провел 1530 дней своей жизни.  Т.е. почти в два раза больше, чем длилась блокада Ленинграда.

В 2016 году Репкину изменили меру пресечения на круглосуточный домашний арест под личное поручительство народного депутата Георгия Логвинского. С учетом того, что Репкин живет в городе Хуст, а суд проходит в Киеве, крышу над головой ему предоставила Хоральная синагога Бродского. Где он провел с браслетом слежения на ноге еще порядка 460 дней. Т.е. больше половины срока Ленинградской блокады.

За это время в деле Репкина сменилось 5 групп прокуроров и 9 составов суда. Делом Репкина занимались народные депутаты и омбудсмен Лутковская, которая не единожды обращалась по этому вопросу к генеральному прокурору Луценко. Вопреки правилу рассматривать только завершенные дела, дело Репкина было принято на рассмотрение Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). А Украинская Хельсинкская группа по правам человека (УГСПЛ), которая представляет интересы Репкина в Страсбурге, обозначила дело Репкина, как стратегическое.

Адвокат Репкина Алина Самарец (что характерно, адвокат государственный, т.е. бесплатный) в интервью газете «Зеркало недели» в 2016 году сказала, что она ни за свою богатую адвокатскую практику, ни за десять лет работы секретарем в суде ни с чем подобным не сталкивалась.

Помимо этого, против следователя, который вел дело — бывшего старшего следователя по особо важным делам Киевского следственного управления (на сентябрь 2016 года – юрисконсульта Приватбанка) Вадима Выжги, было открыто досудебное расследование. Поскольку апелляционный суд установил, что в деле Репкина “слідчий свідомо порушив право обвинувачених на захист”…

Не слишком ли много внимания для «рядового грабителя»?

Пожалуй, нет.

Ведь маловероятно, чтобы и депутаты, и омбудсмен, и опытнейший юрист – исполнительный директор УГСПЛ Аркадий Бущенко, и офис ЕСПЧ, и судьи Печерского суда, которые по заявлениям Репкина заставили после 9 судебных  процессов прокуратуру возбудить дело  против следователя Выжги не видели, что с обвинением Репкина, мягко говоря, что-то не так.

Понятно, что судья имеет право на свое мнение. Но соотношение сил явно не в пользу Федосеева. Который с упорством, достойным лучшего применения, сперва превратил здорового на момент ареста Репкина, в тяжело больного человека, и в итоге приговорил к 14 годам лишения свободы.

При том, что Репкин не признал своей вины. Что с одним из своих «подельников» познакомился уже в СИЗО. Что в день ограбления его не было в Киеве, что подтверждается биллингом его мобильного телефона. Что главная свидетельница обвинения – потерпевшая, 1927 года рождения, заявила, что ее пытались ограбить еще два раза. «Уверенно опознав» Репкина, который на тот момент уже два года пребывал в СИЗО. Добавив, что сидевший в СИЗО Репкин, еще и убил ее мужа. При этом суд отказал защите в проведении экспертизы на предмет адекватности потерпевшей. Что родственница потерпевшей, которая показала суду, что точно видела Репкина в квартире потерпевшей в 2006 году, а Государственная служба пограничной охраны предоставила официальную справку «28.11.2005 року об 11:27 год. рейсом 407 «Київ-Шереметьєво» через аеропорт «Бориспіль» Репкін В.С. вилетів в напрямку Російської Федерації  і до 31.12.2006 року державний кордон в напрямку України не перетинав»…

Не говоря уже о том, что, согласно заявлению адвоката Алины Самарец, – «У протоколах про надання потерпілій, підозрюваним та захисникам доступу до матеріалів досудового розслідування зазначено, що слідчий надав вказаним особам доступ до матеріалів досудового розслідування в 12-ти томах на певній кількості аркушів. Разом з тим, прокурором було долучено в судовому провадженні 13-ть томів матеріалів досудового розслідування. Деякі аркуші мають подвійну нумерацію – простим олівцем та кульковою ручкою, деякі аркуші мають нумерацію хоча й в єдиному варіанті, проте простим олівцем, що не виключає можливості її фальсифікації за допомогою гумки та олівця. При цьому томи хоч і прошиті, але не скріплені печаткою, що надає можливість їх за необхідності роз’єднати і прошити в іншому вигляді».

Откуда взялся том № 13 судью Федосеева, который еще во время первого пребывания Репкина в СИЗО категорически заявил адвокату, что оправдательного приговора не будет ни при каких обстоятельствах, явно не заинтересовало.

Потому что в тексте приговора ни о томе № 13, ни о том, что Репкин «уходил на грабежи из СИЗО», ни о справке от Государственной погранслужбы, ни о деле против следователя, ни о биллинге мобильного телефона, как и еще об очень большом количестве примеров грубого нарушения закона, нет ни слова.

Хотя речь идет не о штрафе за неправильный переход улицы, а о сроке 14 лет лишения свободы.

Но венцом «приговора» можно считать малозаметный фрагмент, касающийся чисто процедурного вопроса – судьбы вещественных доказательств.

Так вот – судья Федосеев именем Украины распорядился оставить комплект ключей, приобщенных к делу «в собственности Донченко С.С.»…

При том, что Донченко С.С. – это тот самый покойный муж потерпевшей, которого Репкин «убил», находясь в СИЗО.

Интересно, как судья Федосеев себе это представлял? Поскольку иного варианта, чем взять лопату, сходить на кладбище и закопать ключи в могилу Донченко С.С., у судьи Федосеева нет.

Понятно, что защита подаст апелляцию. Что к делу опять подключатся депутаты Георгий Логвинский и Борислав Береза. Что свой вердикт вынесет и ЕСПЧ, где у УГСПЛ  еще не было ни одного проигранного дела против Украины. Что из бюджета государства (т.е. денег налогоплательщиков) Репкин за издевательства от имени Украины, получит материальную компенсацию, исчисляемую тысячами  евро. И в итоге он выйдет на свободу. Но это  не будет означать, что в Украине  окончательно восторжествовала справедливость. Потому что прокуроры мельниченко и судьи федосеевы, которые давно должны занять места на скамье подсудимых, по-прежнему расхаживают в мундирах и судейских мантиях, и «вершат свое правосудие» от имени Украины.

P.S. «Действия некоторых прокуроров и судей в Украине похожи на действия убийц. Этот страшный вывод я делаю из инцидента, произошедшего сегодня в Днепровском районном суде г.Киева. По абсолютно надуманному обвинению, которое было полностью разбито защитой, был вынесен жесточайший приговор невиновному человеку – Вадиму (Исраэлю) Репкину…

…Я обращаюсь с заявлением к Генеральному прокурору Украины Юрию Луценко с требованием вмешаться в это дело и обеспечить законность действий своих подчиненных, которые сейчас действуют как каратели, стараясь уничтожить невиновного человека. Я требую разобраться в этом деле и привлечь к ответственности судей и прокуроров, которые, вместо выполнения своего профессионального долга, жонглируют человеческими судьбами во имя удовлетворения своих странных амбиций. Именно они, а не невиновный Вадим Репкин, должны находиться на скамье подсудимых»…

Из заявления главного раввина Украины и Киева Моше Реувена Азмана, 5 декабря 2017 года

Андрей КАПУСТИН

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ