СТЕНКА НА СТЕНКУ

2017.09.14

Пенсионеры оказались в заложниках «реформаторов» Кабмина

Правительство шантажирует парламент судьбой около шести миллионов граждан

Picture

Всё-таки с нашими «можновладцами» не соскучишься… Особенно в последнее время, когда в воздухе чем-то сильно пахнет. Или что-то витает… Общество у нас, в принципе, закалённое, и уже привыкло не сильно обращать внимание на какие-нибудь оговорки того или иного министра, или даже аж Самих Премьера или Президента. Ну, сказал и сказал. К тому, что мало кто из них отвечает «за базар», общество привыкло. Но оно находится сегодня в состоянии спящего кота. Который вроде бы и спит, но малейший мышиный звук может мгновенно подскочить и броситься  в атаку… А таких «звуков» в стране в последнее время всё больше, и они звучат всё чаще. И мы, если и не бросаемся в атаку, то только потому, что цена этим «звукам», или сказанным словам – ноль целых, шиш десятых в основном.

Но есть темы, мимо которых не проскочишь. Их немного, но они есть. Ну, там война, тарифы, зарплаты, пенсии… Вот о пенсиях и речь, особенно в свете напряжённого ожидания не только «распиаренной», но уже, пожалуй, изрядно «ЗАпиаренной»  пенсионной реформы. Она, клятая, спать не даёт не только 12 миллионам непосредственных то ли жертв, то ли «счастливчиков», но и такому же количеству их родственников, уставших подкармливать несчастных из-за смехотворности размеров их пенсий. А большинство пенсионеров остаются и без такой «родственной подкормки», поскольку они просто – одиноки…

Вот почему каждому госчиновнику, который берётся как-то комментировать сегодняшние (а особенно – будущие) пенсионные проблемы, надо как-то осторожнее обращаться со словом. А то, как там в присказке? «Не воробей…»

Вот взял наш премьер-министр и выпустил такого себе «воробья» на заседании правительства. И сказал, предваряя повестку дня:

«На будущей неделе я имею надежду, что мы утвердим пенсионную реформу и сможем уже в октябре повысить пенсии для украинских пенсионеров, которые годами ждут этих изменений».

Казалось бы – ну, что такого сказал? Озаботился прохождением в парламенте документа, который чуть ли не три года разрабатывался и «пиарился» в стенах Кабмина.  Который ещё при обсуждении его в обществе подвергся жестокой критике. Вокруг которого уже столько наговорили и социальный министр Андрей Рева и социальный вице-премьер Розенко, да и сам Владимир Гройсман прекрасно понимает, что пенсионная реформа в любом виде – один из трёх «столпов» его политической и чиновничьей карьеры (ещё есть субсидии и медицина). Подпилят какой-нибудь из них – и что дальше? Тем более, что Гройсман сам себе поставил такой рубеж – помните, 12 мая в эфире одного из телеканалов он заявил: «С 1 октября 5 млн 620 тыс. украинских пенсионеров получат повышенную пенсию, и достаточное существенную. Если я это не выполню, – пожалуйста, я готов тогда уйти в отставку».  

Золотые слова! Золотые, потому что обществу хотелось бы слышать их почаще. Общество ждёт от своих чиновников, которым оно  платит деньги за их работу, чтобы они делали эту работу эффективно и «в натуре» отвечало за свои обещания. Пообещал-сделал. Есть и ещё… Потом вспомним.

Что означает такое заявление Гройсмана и что в нём разглядело своими испорченными нервами общество?

А оно разглядело сразу несколько тем, оформившиеся в вопросы. Очень неудобные вопросы!

Например: погодите, Владимир Борисович, ну… а если вдруг, очень вдруг парламент – НЕ проголосует эту саму реформу? Потому что парламент нынешний диковат, своеобразен и брыклив. И уже давно нашёл в проекте пенсионной реформы тьму «зацепок», нестыковок, а то и откровенных глупостей, многие из которых могут привести к весьма неприятным последствиям для всех, которых эта реформа касается.

Мало того: уже давно стало ясно, что то, что предложило правительство, в принципе реформой НЕ является. То есть половину текста можно назвать «реформой», а вторую половину – простой «индексацией пенсий», которую нагло  прекратило правительство незабвенного Кровосиси ещё в 2011 году, а правительства Яценюка-Гройсмана, взошедшие в кабинеты на лозунгах «страшенной заботы о благе народа», так и не решилось эту индексацию провести.

А сегодня, обещая «повышение пенсий для 5,7 миллионов человек», почему – то настаивают на том, что это – «пенсионная реформа». (Кстати, почему такая маленькая цифра - 5,7 миллиона? Пенсионеров-то в стране 12 миллионов…)

То есть практически индексацию пенсий включили в «основное тело» Закона. И теперь – (внимание!), если парламент НЕ проголосует за весьма спорный, подозрительный, а местами – просто опасный  ОБЩИЙ текст законопроекта, то…

То обещанное повышение пенсий в октябре – НЕ состоится.

Пуркуа, вашу мать, па? (Как говорят французы, в переводе – «почему так?»)

…И в этот же день подобные вопросы были заданы напрямую вице-премьеру  Павлу Розенко ведущей одного из новых телеканалов.

Это надо было видеть, как крутился, выкручивался, ускользал от прямого ответа на прямой опрос бедный Павел Розенко… Сваливался на параллельные темы, переходил на лозунги о «заботе про нужды», сетовал на такой-сякой парламент…

А  на вопрос – не ответил.

Чем, собственно, вверг в недоумение многие миллионы граждан.

Но не всех. Были среди этих граждан и такие, которые рассмотрели в подобном подходе к парламентской судьбе пенсионной реформе самый обычный  ШАНТАЖ.

Да, шантаж. Потому что в предложенный правительством законопроект уже внесено более 3 тысяч поправок, на что уже жаловался сам же Владимир Гройсман ещё летом. И общая концепция этой реформы у многих граждан вызывает в умах ассоциацию с понятием «геноцид». И увы, ещё никто из чиновников и «реформаторов» эту ассоциацию убедительно не оспорил…

Ах, да, есть же ещё один вопрос: «А нельзя ли разделить этот законопроект на две части, и принять ту, которая «проповышениепенсий», а ту, которая «прогеноцид» пообсуждать подольше?

…И ничего не ответил Розенко.

Потому что очень ждёт эту реформу МВФ. Чего уж он так озаботился делами наших пенсионеров, непонятно, хотя, ходят слухи, МВФ, как всегда, переживает за свои кредиты-транши. Чтобы, стало быть, страна, которая берёт, могла бы потом вернуть взятое. А как вернуть, если зарабатывать пока не умеют, а социальные расходы растут? Может, можно где-то их сократить?

Читатель понял намёк, правда?

Что будет дальше? А мы не знаем. Но мы помним слова Владимира Гройсмана: «Если не…»

Так вот, кроме присказки «пообещал-сделай», есть и другая:

«Уходя – уходи».

Иван ЕЛИСТРАТОВ

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий