СТЕНКА НА СТЕНКУ

2017.02.14

Моя твоя не понимай: Парубий и Вилкул поговорили по душам

Языковый вопрос снова превращается в Конкурс идиотов

Picture

Языковый вопрос снова превращается в Конкурс идиотов

Есть такая народная примета: когда в стране наступает очередная ж…па, кто-нибудь непременно вытащит на свет божий языковой вопрос. Срабатывает безукоризненно. Страна, единодушно матюкающая новые тарифы, нищенские пенсии, повышение цен на все и вся, выдаваемые правительством за «эффективные реформы», а так же прочий звездец типа зарубы Гройсмана и Тимошенко, тут же начинает выяснять, на каком языке их нужно правильно матюкать.

И пошло-поехало. Кто-то манкурт, запроданец и пятая колонна, кто-то – языковой полицай и вообще нацист и «бендеровец». Кто-то кивает на Чехию, где «пришел Масарик и всех заставил говорить по-чешски», кто-то – на австрийцев, которые пошлют in den Arsch каждого, кто назовет их немцами. Аргументы и лексика (на обоих языках) подбираются в зависимости от интеллектуального уровня дискутирующих, но суть остается одна: половина страны живет НЕПРАВИЛЬНО!!! Осталось только выяснить, какая именно половина, затем нагнуть ее в интересах второй половины, и вот тогда-то мы, несомненно, заживем!..  

Парламент в этом смысле ничем не отличается от общества (хотя вопрос о курице и яйце в данном случае может дискутироваться вечно). Парубий устраивает истерику, подает законопроект о выступлениях в Раде только на украинском языке и получает +10 к условной карме патриота. Вилкул в ответ рвет на себе рубашку от «Армани», регистрирует проект о выступлениях на языках национальных меньшинств» (читай, на русском) и получает +10 к условной репутации радетеля за «родной язык» своих избирателей. Все довольны, все счастливы.

При этом по факту ничего не меняется. Избиратели Оппоблока продолжают жить в той же заднице, что и избиратели «Народного фронта». В работе Рады также все остается по-прежнему. Пурга, которую Оппоблок несет по-русски, не перестанет быть пургой, даже если Вилкул заговорит, как Руслана Пысанка. Шизофазия Парубия остается шизофазией, невзирая на украинский язык (лишенный, правда, волей спикера половины гласных и согласных), ибо какая, собственно, разница, каким языком лизать тыльную часть Президента и правительства? Фактически, никакой, конечно, но спикер, видимо, считает, что так будет патриотичнее.

При этом участвующие стороны не осознают (или, напротив, слишком хорошо осознают), что языковой вопрос сам по себе, простите, настолько вонюч, что в определенные моменты трогать его просто опасно. Три года назад «своевременная» идея Кириленко и компании отменить закон Кивалова-Колесниченко (немедленно! срочно!! вотпрямщас!!!) сыграла не последнюю роль в том, что на Востоке резко увеличилось количество вопящих  «Путинвведивойска!!!». Как же: страшные и ужасные бандеровцы наступают – а то с чего бы это новая власть (и так в глазах многих достаточно сомнительная) в первую очередь после революции решила озаботиться именно языковым вопросом?

И по барабану, что пресловутый «Ки и Ко» был в свое время принят в грубыми нарушениями регламента. По барабану, что ничего ужасного с его отменой не случилось бы - законодательство просто откатилось бы к закону «Про мови в Українській РСР» 1989 года, который действовал 20 с лишним лет и ни у кого из русскоязычных нареканий не вызывал. Все это – юридические тонкости, а в них народ у нас не разбирается ни на Востоке, ни на Западе. И со стороны инициаторов отмены закона в 2014 году было как минимум глупо этого не учитывать. В итоге российская пропаганда моментально состряпала из идеи страшилку про угнетения русскоязычных, и она, к сожалению, оказалась доходчивее, чем косноязычные комментарии инициативной группы, сдобренные экспрессивными воплями Тягнибока.

Впрочем, закон Кивалова – Колесниченко жив, здоров и действует, как известно, до сих пор. КСУ уже три года вяло пережевывает его на предмет соответствия Конституции, и пережевыванию этому конца-края не видится. Между тем, на сегодняшний день в Раде имеется целая куча законопроектов «на замену», включая новоявленные «Про державну мову» и «Про функціонування української мови як державної та порядок застосування інших мов в Україні».

Особый ажиотаж вызывает, естественно, проект «Про державну мову» - со штрафами, языковыми инспекторами и прочей прелестью, как будто бы нарочно созданной для агиток в стиле Киселева. И бог бы еще с ним, с Киселевым – этот-то и без нашей помощи от недостатка вдохновения не страдает. Но что делать с Конституцией Украины, где в статье 10 черным по-белому написано «В Україні гарантується вільний розвиток, використання і захист російської, інших мов національних меншин України»? Кто объяснит, каким местом это «вільне використання» будет совмещаться с языковыми инспекторами, бдящими, чтобы кассир в платном вокзальном клозете с преступным умыслом не обслужил бы клиента «не на том» языке? Или с отбиранием 600 гривен из нищенской зарплаты учителя, если тот заговорит на переменке с учениками «мовою національних меншин»?

Впрочем, может быть, это у нас Конституция такая неправильная. Недостаточно патриотичная и недостаточно нагибающая. И может быть, с этим тоже надо что-то делать… хотя, признаем честно, народ у нас тоже подкачал. Особенно на Донбассе, особенно на оккупированных территориях. Мы их, значит, обзываем дебилами и умственно отсталыми, неспособными разговаривать по-украински, а они почему-то обижаются и куда с большей охотой слушают того же Киселева, который рассказывает им, что они молодцы. Мы хотим вернуть их в страну, где 33 депутата собираются штрафовать их за слово, сказанное не на том языке, а они не как-то не очень горят энтузиазмом - странно, правда?

Это прозвучит, конечно, страшно непатриотично и, может быть, даже пятиколоннически, но, кажется, нам надо наконец-то определиться: нам шашечки или ехать? Конечно, хорошо бы взмахнуть волшебной палочкой и сделать так, чтобы вся Украина, включая Донбасс и Крым, сразу заговорила по-украински. Один язык, одна нация и все такое. Но практика уже в который раз доказывает, что так это не работает. Как не работает гройсмановское: «Ать-два, зарплаты, поднимись!» и «Ать-два, цены опуститесь!». Вот хоть ты тресни, не выходит каменный цветок. А если и выходит, то никак не цветок, а такое, что лучше бы и не выходило.

С другой стороны, понятно, что языковые спекуляции – слишком удобный инструмент, чтобы от него вот так взять и отказаться. Во-первых, на горизонте маячит призрак перевыборов, а какие же выборы без языкового вопроса! Во-вторых, это наиболее дешевый и сердитый способ доказать, что ты – высокосознательный украинский патриот (противоположный вариант: защитник «великого и могучего» от страшных бендеровцев), а все кругом п…сы. Ни та, ни другая сторона от этого способа не откажется, поскольку в большинстве случаев он совершенно безальтернативен. Ведь больше хвастаться особо нечем: начни разглагольствовать об экономических успехах – народ заглянет в коммунальные платежки и плюнет тебе в рожу. Пообещай побороть всех олигархов и вернуть награбленное народу – закидают пометом твой личный «лексус». Начни рассказывать про войну и победу над российским империализмом – сунут тебе под нос твои российские предприятия, а то и торговлей с сепаратистами попрекнут, сволочи несознательные.

И только на языковой вопрос народ неизменно ведется, как штык. Разве что на фронте, судя по многочисленным разноязычным интервью, он никого не колышет, ибо аббревиатура «ПНХ» и на украинском, и на русском звучит совершенно одинаково.

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий