СТЕНКА НА СТЕНКУ

2017.01.27

Теория большого мусора: как политическая целесообразность открывает старые свалки

Президент дал срочное поручение премьеру разобраться с отходами. Премьер справился легко.

Picture

Президент дал срочное поручение премьеру разобраться с отходами. Премьер справился легко.

На этой неделе Украина имела возможность пронаблюдать финал полугодовой саги о львовском мусоре. Или, во всяком случае, полуфинал. И ведь что самое замечательное: только-только пресса успела раззвонить, что Порошенко дал Гройсману поручение срочно выехать и разобраться (да, это у нас такая парламентско-президентская республика: премьер состоит у президента на побегушках), как Львовская ОГА в тот же день радостно отрапортовала, что мусор уже вывозится. Поторопились, конечно: спаситель еще даже из Киева выехать не успел, но такая уж это штука – чиновничье рвение. Способно испоганить все, даже самую тонкую режиссуру.

Что, впрочем, не помешало Гройсману исполнить свою роль. Все прошло как в известном анекдоте про цирк: Львов – в дерьме, Садовый с «Самопоміччю» - тоже в дерьме, и на фоне этого унылого дерьма блистает светлый образ премьера в ослепительно белом плаще. Подчеркнув, что приехал «не заниматься политикой, а помочь людям», Гройсман немедленно обгадил Садового за неспособность решать проблемы самостоятельно, а затем именем украинского народа повелел открыть Грибовичскую свалку, закрытую полгода назад.

Напомним, что сага о львовском мусоре началась в конце мая прошлого года, когда в результате обвала при пожаре на Грибовичской свалке погибли эколог и трое спасателей. Садовый тут же выдвинул конспирологическую теорию о том, что полигон подожгли умышленно, однако единомышленников не обрел: конспирология-конспирологией, но оно, вообще-то, и ботанику понятно, что на жаре свалки имеют обыкновение возгораться. Особенно если эти свалки носят гордый титул «одна из самых больших в Европе» и функционируют аж со времен Франца-Иосифа.

В итоге свалку прикрыли, и тут же во все поля встала другая проблема: куда девать отходы «столицы украинского Пьемонта». Ибо заводы по сжиганию мусора в этом Пьемонте (как и везде, кроме Киева) отсутствуют как класс: за последние десять лет местные власти пару раз что-то вяло бормотнули о привлечении зарубежных инвесторов, но инвесторы, оглядевшись и поняв, куда попали, моментально растворялись в откровенно пахнущем дерьмом воздухе.

После пожара на Грибовичской свалке Садовый снова было запел старую песню о строительстве мусорозавода, но тема предсказуемо заглохла, и в новостях запестрели заголовки, повествующие о скитаниях львовского мусора по городам и весям нашей многострадальной страны. Часть мусора поехала в Киев на мусоросжигательный завод «Энергия», но с 1 августа завод волшебнейшим образом встал на ремонт. Мэр Николаева, в свою очередь, согласился было принять «подарочек» от львовского коллеги на свой полигон, но через несколько дней по загадочным причинам внезапно передумал и дал фурам с чужим мусором от ворот поворот. В результате фуры начали мыкаться по всей территории Украины, везде напарываясь на пикеты необыкновенно осведомленных в мусорной теме местных жителей.

В результате Львов предсказуемо начал утопать в собственных отходах, и вместе с ним в ту же субстанцию медленно, но верно погружались, к вящей радости политических конкурентов, Садовый и «Самопоміч». В сущности, совершенно заслуженно – и при этом необычайно кстати для всех заинтересованных сил. Ибо если до начала мусорной саги Садовый имел если не рейтинг, то какой-никакой имидж в смысле будущих выборов, то на сегодняшний день этот имидж окончательно и бесповоротно раскатан по асфальту колесами фур с бесхозным мусором.

Что и был призван подчеркнуть визит Гройсмана в белоснежном плаще: видали, мол, как надо? Р-р-раз – и проблема решена! Закрытая свалка открылась (и хрен с ней, с токсичностью!), а если вдруг чего, то нет никаких сомнений, что руководство соседних регионов с радостью примет освященные премьерской заботой отходы, экоактивисты засунут свои претензии куда подальше, а необычайно осведомленный народ растеряет всю свою осведомленность и ни сном не духом не будет ведать, чьи это фуры подъезжают к их родимой свалке. Гройсман же (а вместе с ним косвенно - и Петр Алексеевич) получает титул спасителя Львова, о чем можно будет долбить народу в голову каждый раз, когда в этом возникнет потребность.

Да, и, кстати, велик шанс, что блудная «Самопоміч» если и не вернется в парламентскую недокоалицию, то хотя бы будет голосовать, как надо недокоалиции. Но это, конечно, если «спасители» додавят ее тонущего в отходах лидера в обмен на гарантии, что не утопят его там окончательно.

Садовый, конечно, сам кузнец своего счастья – за одиннадцать лет, проведенных в мэрском кресле, уж можно было догадаться, что с мусором во Львове что-то не так. Впрочем, отдадим должное сноровке львовского мэра: приближающийся трындец он почуял еще в июне, когда пытался выдавить из правительства решение объявить Львов зоной чрезвычайной экологической ситуации. Но не на тех напал – что ни говори, Петру Алексеевичу и Ко нет равных в умении вырастить проблему, дабы потом, в решающий момент, выступить в роли суперменов, - строгих, но справедливых.

Можно предположить, что в трагически-мусорном июне 2016-го этот решающий момент, с точки зрения стратегов с Банковой, еще не настал. Зато январь 2017-го оказался в самый раз. И то сказать: тянуть дальше было уже некуда, ибо и у народа терпение вот-вот лопнет, и перед европами уже как-то неловко. Второй вопрос, что «спасение» Львова предсказуемо вылилось в заметание, простите за каламбур, мусора под ковер. Ибо никто не поверит, что за прошедшие полгода Грибовичская свалка омолодилась и посвежела, а ничего умнее, чем свозить мусор именно туда, как мы уже говорили, героический Гройсман так и не придумал. Правда, Садовому было выдвинуто последнее китайское предупреждение – что-нибудь придумать в течении следующих шести месяцев, а не то… Ну, в общем, вы поняли.

Так что теперь можно делать ставки: разразится ли очередная катастрофа в Грибовичах до конца июля или после. В том, что она разразится, сомнений мало. Даже если не учитывать обыкновение всех переполненных свалок гореть с наступлением летней жары, потенциальный пожар сулит массу профита каждому из заинтересованных лиц - в зависимости, естественно, от срока. Если трындец произойдет раньше июля – Садовый сможет смело все валить на Гройсмана, повелевшего открыть закрытый опасный объект. Если позже – то трындец придет уже самому Садовому, как не успевшему решить проблему за назначенный срок, причем трындец этот будет уже, по всей видимостью, полный и окончательный. Ибо в политике все средства хороши – в том числе, и мусор. 

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий