В ДЕТАЛЯХ

2009.03.26

Как российская агентура раскалывает Украину

Для поиска информационных поводов далеко идущих провокационных заявлений и действий объективно нужна разветвленная сеть исполнителей, технических средств, финансовой поддержки. Без них уследить за передвижениями и словами объявленных «врагами» практически невозможно. Должна быть мощная организация. Хорошо слаженная, отлично дисциплинированная и вооруженная самыми последними техническими новинками. После того, как обвиняемый в посягательстве на жизнь и здоровье «государственного деятеля», советский диссидент, народный депутат II-IV созыва Михаил Ратушный побывал 24 марта с.г. в Генеральной прокуратуре он пришел к подобному выводу

Кукла Гитлера, американские фото о Голодоморе, уроки нацизма в школе для детей президента… Список провокаций российских агентов влияния, назовем их так, и стоит отметить достаточно эффективных, действенных провокаций можно продолжать еще очень долго. Для полного перечня информационно-диверсионных ударов пропагандистской машины нашего северного соседа, число которых растет в геометрической прогрессии по мере приближения очередных выборов, наверняка, не хватило бы и целой страницы.
 
В каждом из этих случаев применяется, преимущественно, одна из двух излюбленных московскими PR`щиками методик:
 
  1. откровенная фальсификация публикуемых фактов или материалов,
 
  1. использование видео-картинки отдельно от общего контекста освещаемого события, с подачей безальтернативной точки зрения на якобы существующую проблему.
 
В ходе кампании 2009 года планируется задействовать и слегка подзабытую методику провокаций. В первой половине 90-ых гг. она была достаточно популярной при работе с украинской национал-демократией.
 
Услышанное в ходе словесной перепалки или же вполне безобидной, вплоть до научной, дискуссии определение или смысловое заключение запускается в тираж. Причем под исключительно скандальным соусом. Одно-двух высказываний со стороны «правых», «государственников» и даже умеренных «центристов», не совпадающих с желаемой точкой зрения, достаточно для того чтобы позиция их авторов была безбожно исковеркана и представлена в абсолютно ином свете. Общество расколото. Объединение вокруг единого видения приоритетов национального развития, развития государства невозможно. Потенциальные союзники ловкой соседской рукой перессорены, разобщены и готовы вцепится друг другу в горло. Как говорили древние, «разделяй и властвуй».
 
Для поиска информационных поводов далеко идущих провокационных заявлений и действий объективно нужна разветвленная сеть исполнителей, технических средств, финансовой поддержки. Без них уследить за передвижениями и словами объявленных «врагами» практически невозможно. Должна быть мощная организация. Хорошо слаженная, отлично дисциплинированная и вооруженная самыми последними техническими новинками. После того, как обвиняемый в посягательстве на жизнь и здоровье «государственного деятеля», советский диссидент, народный депутат II-IV созыва Михаил Ратушный побывал 24 марта с.г. в Генеральной прокуратуре он пришел к подобному выводу.
 
«На вопрос о том, откуда у них имеются сведения о моих словах, мне включили фрагмент аудиозаписи последней встречи украинской интеллигенции в Республиканском доме актера. Звук был очень качественным и почти без шума. Такого уровня можно было достичь только на профессиональном оборудовании. О диктофоне не может быть и речи», - сообщил RUpor`у политик.
 
«Я узнал свой голос. Узнал голоса других присутствующих. Слышны аплодисменты, - продолжает Ратушный. – Недостоверности быть не может».
 
Кто и откуда представил ведомству на Резницкой результаты столь высококлассной работы, бывшему народному избраннику говорить не стали. Вместо это с ним битых два часа велась беседа о том, что именно он подразумевал под словом «оплеуха», риск получить которую теперь якобы имеется у гламурного борца с «фашистами» и «националистами», академика Дмитрия Владимировича Табачника.
 
«Мне пришлось снова объяснить, что речь идет об акте морального возмущения, вызванного украиноненависнической позицией Табачника, а не о буквальной физической расправе», - подчеркивает вернувшийся из Генпрокуратуры.
 
Справедливости ради стоит отметить, что «оплеуха», и в правду, под действие ст. 346 Уголовного кодекса Украины, на которую сослались в своем депутатском обращении защитники Табачника из Партии регионов, не попадает. А если попадает, то с очень большой натяжкой. Утверждение «регионалов» было верно только в том случае, если бы их коллега был грудным младенцем или физически неполноценным лицом. В тексте вышеупомянутой нормы УК к «угрозе или насилию в отношении государственного или общественного деятеля» относится лишь «угроза убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением или порчей имущества, а также похищением или лишением свободы». Об «оплеухах» здесь ничего не сказано.
 
Хотя гипотетический «вред здоровью» при гипотетической «оплеухе» как раз в случае с лже-полковником и «дешевым клоуном» по фамилии Табачник все-таки может иметь место. Иначе как тогда объяснить тот факт, что с Ратушным в Генпрокуратуре беседовала заместитель начальника Управления по защите прав и свобод несовершеннолетних (!) Ирина Геннадиевна Кучерина. Неужели, тот, кого «регионал» Борис Колесников именует не иначе как «бюджетным ворюгой», настолько слаб и беспомощен, что в правоохранительных органах его приравняли к несовершеннолетней особи. Впрочем, политик тоже может быть несовершеннолетним. Несовершеннолетним в своих суждениях и поступках. Вопрос только в том, кто должен нести ответственность за такого горе-деятеля? Избиратели? Уважаемая политическая сила?… Генеральная прокуратура, в конце концов?
 
Свое участие в деле Табачника представитель ГПУ мотивировала вполне прозаично. «Понимаете, у нас сейчас людей не хватает. А не отреагировать на депутатский запрос мы не в праве», - приводит подробности той встречи г-н Ратушный.
 
На этом странности не закончились. По словам политика, его беседа с Кучериной не была никак оформлена в предусмотренном Гражданско-процессуальном кодексе порядке. Протокол не велся. «Мне было объяснено, что я нахожусь на обычной дружеской беседе», - говорит заочно обвиняемый по ст. 346. От себя добавим, что такие вот «беседы» могут окончится до пяти годами лишения свободы. И пострадает от них ни в чем не винный человек, привыкший всегда говорить, что думает. Особенно когда речь идет о систематическом унижении украинского народа.
 
Генпрокуратуру интересовало также то, откуда Ратушному известно место регистрации Дмитрия Табачника. «Я ответил, что, будучи народным депутатом, еще в 1995-м году я вместе с Григорием Омельченко и ныне покойным Александром Ермаком подготовил депутатский запрос по поводу квартирной аферы тогда еще главы Администрации президента, Дмитрия Владимировича Табачника. Для того чтобы получить служебное жилье он в срочном порядке прописал по своему старому адресу проживания отца и других родственников. Квартиру ему дали на углу улиц Ярославов Вал и Олеся Гончара. Второй этаж над аптекой. Вот почему, по окончании нашей встречи в Доме актера, на той же улице Ярославов Вал, я заговорил о Табачнике и о его ответственности», - комментирует Ратушный.
 
Кстати, на счет, провокации. Политик установил личность одного из присутствовавших в тот вечер «представителя украинской интеллигенции», принявшего самое активное участие в инсценуации с «угрозой» государственному деятелю. Этот человек услышав о причитающейся Табачнику «оплеухе» попросил подробнее объяснить, что тут имеется ввиду. Последовал ответ: «в прошлом за обиду чести только одного человека давали оплеуху и вызывали на дуэль, а тут унижается целая нация, ее история, украинский народ».
 
Стоп, записано! Можно докладывать в Москву и нести в Генпрокуратуру.
 
Позиция Ратушного неизменна. «Я подтвердил свои слова. «Оплеуха» может быть и в переносном значении», - написал он в собственном заявлении на имя генерального прокурора Украины, составленном им по окончании беседы с Кучериной.
 
Начало нового скандала с Табачником читайте ЗДЕСЬ
Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

СТЕНКА НА СТЕНКУ