В ДЕТАЛЯХ

2009.01.09

Бандера не дождался гостей на Рождество. ФОТО

Переломным моментом в жизни Бандеры стала Пасха 1931 года. В этот день вместо праздника у него случился большой траур. Он потерял гимназического товарища, замученного до смерти польской полицией Сергея Охримовича. Вместо церковной службы пришлось идти на похорон. После этого случая Бандеру как подменили. Он принял принципиальное решение не останавливаться ни перед какими средствами для достижения цели освобождения своего народа и построения суверенного Государства. Потеряв в военном лихолетье мать и в оккупационных застенках – лучшего друга, сын священника запрещенной конфесии, осознал что терять ему нечего. Молодежи только этого и не хватало. Место осторожных и захолустных военных отставников занял отчаянный и хладнокровный боец

 
 
І ви покинули, і ви пішли
І клади, що вам діди сховали
На скибку хліба проміняли
Цигани – ви, цигани – ви...
 
Кому Вниз, «І ви покинули»
 
Для чтобы судить о чьих-либо свершениях, а тем более выносить им оценочные суждения, нужно начинать с детства этого человека. Чем больше вам будет известно о месте рождения и ореоле воспитания интересующей вас личности, ее родителях, братьях и сестрах, первых друзьях, ранних увлечениях и душевных травмах, тем полнее получится ваше представление о ней, утверждал отец психоанализа Карл Густав Юнг.
 
Этим проверенным путем решили пойти и мы, откликнувшись на приглашение расположенного в Ивано-Франковске Прикарпатского музея национально-освободительного движения, и согласившись побывать на Рождество Христово не среди шумных завсегдатаев горнолыжных трасс, а в местах куда более серьезных. Неподалеку от всемирно известных курортов, в полутора часах езды автомобилем от областного центра в этот день нас ожидали в отреставрированном доме-музее лидера Организации Украинских Националистов Степана Бандеры.
 
1 января с.г. со дня его рождения исполнилось ровно 100 лет.
 
Родительский дом («плебания») первейшего врага советской системы стоит на окраине деревни Старый Угринов Калушского района. Через несколько километров отсюда когда-то начинался тот самый Черный Лес, само упоминание о котором приводило в трепет карательные отряды оккупантов всех мастей, не одно столетие подряд терзавших Карпатский край. Хуже всех с уникальным заповедным объектом поступили коммунисты – с целью искоренения «банд ОУН-УПА и бандопособнических элементов» они прибегли к массовой вырубке. Привычная к  расправам над людьми власть не дрогнула и перед вековыми деревьями.
 
Как вы сами можете убедиться (см. фото), жилье деревенского греко-католического священника о. Андрея Бандеры, чьего среднего сына звали Степан, было не из бедных. Шесть отдельных комнат, включая покои для четырех слуг, богатая утварь и объемная библиотека, из которой, правда, сохранилась только Библия. Плюс пасека, несколько акров прилегающей к дому земли, отличное содержание со стороны прихожан близлежащих сел, делали существование его семьи достаточно комфортным.
 
Но, факты свидетельствуют о том, что не к этому стремился святой отец. В 1918-1921 гг. он служит капелланом в Украинской Галицкой Армии, защищавшей суверенитет ЗУНР. После окончания военных действий на вверенной ему территории поддерживает активную работу нескольких нелегальных украинских национал-патриотических движений. Одно из них – Спортивно-гимнастическое общество «Луг» создал Степан.
 
Когда ему исполнилось 11 лет, от туберкулеза горла умерла мама, Мирослава Глодзинская. Она происходила из древнего украинского рода служителей Униатской церкви.
 
После нескольких предупреждений в рамках политики геноцида украинцев со стороны польских властей («пацификации») семью Андрея Бандеры высылают в нынешнюю Львовскую область. На тот момент отцовское дело принимает Степан, подчинивший себе в возрасте 22-х лет все молодежное крыло ОУН. К нему присоединяются остальные дети. Тем самым семья простого деревенского священника подписала себе смертный приговор.
 
«Отец Андрей был расстрелян в Киеве в 1941 году, братья погибли от рук немцев, сестры практически всю жизнь провели в советских концлагерях», - заявил RUpor`у односельчанин Бандеры, историк и краевед Тарас Федорив.
 
Кровавое колесо репрессий не прошло мимо родины Вождя, как в те годы однозначно воспринимали Бандеру борцы за Независимость. Каждый третий (!) житель Старого Угринова был сослан в Сибирь. Десятки расстреляны или пропали без вести.
 
Их дома и усадьбы в обязательном порядке заселялись сельскими жителями из России и Восточной Украины.
 
Любое упоминание о Бандерах запрещалось. Их дом был полностью разобран.
 
Но это было позже. А пока же Бандера, что называется, «зажигал». Зажигал огонь жизни среди апатичных и убежденныхв своей второсортности украинцев, заведовал всей националистической пропагандой в Западной Украине, выступал в подпольных читальнях, организовывал массовые акции протеста, покушения, теракты. Он действительно был «вождем».
 
В 1929 году Бандера возглавляет Референтуру пропаганды в Краевой Экзекутиве (исполкоме – RUpor) созданной ветеранами Первой мировой ОУН.
 
Как отмечают исследователи, переломным моментом в жизни Бандеры стала Пасха 1931 года. В этот день вместо праздника у него случился большой траур. Он потерял гимназического товарища, замученного до смерти польской полицией Сергея Охримовича. Вместо церковной службы пришлось идти на похорон.
 
После этого случая Бандеру как подменили. Он принял принципиальное решение не останавливаться ни перед какими средствами для достижения цели освобождения своего народа и построения суверенного Государства. Потеряв в военном лихолетье мать и в оккупационных застенках – лучшего друга, сын священника запрещенной конфесии, осознал что терять ему нечего. Молодежи только этого и не хватало. Место осторожных и захолустных военных отставников занял отчаянный и хладнокровный боец.
 
Бандера – боец. Именно к такому выводу можно прийти после поездки в Старый Угринов. Не «пещерный националист» и не оторванный от действительности чахоточный доктринер, которого устранили при первой подходящей возможности, как его старался изобразить режиссер «Атентата» Олесь Янчук.
 
На представленных в музей фото Бандера предстает не худощавым заморышем с глубоко запавшими глазами, а коренастым, крепко сбитым подматеревшим оратором, душей компании. Иначе быть и не могло. Иначе его бы до сих пор не боялись, как в Украине, так и за рубежом.
 
С началом Национального Возрождения памятник ли деру ОУН возле отчего дома дважды высаживали в воздух. 30 декабря 1990 года в 5 утра и ровно через год переодетые военнослужащие варварски уничтожали монумент. В одном из случаев из огнестрельного оружия преступников тяжело ранен местный житель.
 
Мемориальный комплекс не балуют и поныне. Огромный трехэтажный музей выстроен на деньги украинской диаспоры Канады. Минкультуры расщедрилось только к 100-летию, выделив средства на реконструкцию «плебании».
 
«Деньги дали, а приехать – не приехали. Бояться Бандеры, стесняются, - отметила в беседе с RUpor`ом пожелавшая остаться неизвестной сотрудница музея. – Ющенко и тот не явился. Люди стояли на морозе, ждали его. Когда поняли, что он не явится, стали скандировать «Позор!».
 
Вместо Виктора Андреевича прибыл один из многочисленных заместителей Балоги. Как его звали, в селе никто так и не упомнил. «Высокий такой мужчина, волосы назад сложены. Сказал, что президента не будет. Отвернулся от людей на вече и сразу пошел в главное здание мемориала».
 
Не присвоил президент Бандере и звание Героя Украины, как того от него ожидали к 1-му числу. Не исключено, что именно из-за этого Ющенко и не стал ехать ни в Старый Угринов, ни на открытие Ледового дворца в райцентре. Не хотел, видимо,  снова молчать в ответ на неудобные вопросы.
 
По воспоминаниям земляков Бандеры, нынешний глава государства побывал в музее только один раз. Да и то было это в далеких 90-ых, когда он занимал скромный пост главы Нацбанка Украины. «Политиков здесь почти не бывает. Одни экскурсии и греко-католические священники», - рассказали нам живущие по соседству люди.
 
О других и говорить нечего. Если они никогда не вспоминали о Бандере, Нации, Соборном Государстве, то ожидать их в Старом Угринове на 100-летнем юбилее Лидера, или хотя бы высматривать их на Рождество и подавно не стоит. Бандеры для них не существует. Они сами себе «вожди».
 
Формулировка причины отсутствия Ющенко на праздновании, опубликованная его Секретариатом звучала так – «не смог принять участие в торжествах из-за искусственно созданных вызовов, которые угрожают независимости Украины».
 
Пафосно и пусто. О каких «вызовах» в президентской резиденции Гута возле с. Татаров Ивано-Франковской области может идти речь 1 января? Или же президента «искусственно вызвали» на расположенный рядом с его домом элитный горнолыжный курорт?
 
Неожиданный поступок Ющенко елейно восприняли российские шовинисты.
 
Связанный с рядом иерархов УПЦ (Московского патриархата) провокационный Интернет-ресурс «За русский язык», не сдерживая переполняющих истинно-православную душу эмоций, констатировал: «Украина забыла про Бандеру, даже Ющенко не присвоил ему звание героя. Празднование в честь столетия со дня рождения Степана Бандеры, одного из символов украинской свидомости (сознательности) в Малой Руси прошло удивительно скупо, если не сказать блекло».
 
И еще одна цитата: «… либо команда Ющенко деградировала уже до полного нуля, либо, команде Ющенко уже не до Бандеры».
Ф О Т О
Вид на Ст. Угринов с западной стороны
Общая могила родственников Степана Бандеры по материнской линии -
деда Владимира Глодзинского, бабушки Екатерины Глодзинской, матери -
Мирославы и его сестры - также Мирославы
Греко-католический храм Въезда Господнего в Иерусалим, настоятелем которого
в 1906 - 1933 гг. был о. Андрей Бандера
В отличии от России, в Украине кресты на праздники принято украшать цветами.
Здесь они символизируют не муки и страдания, а радость жертвенного христианского
пути
О. Андрей Бандера
От церкви к дому священника две минуты ходу. Переходите ручей Солонец
и вы в Старом Угрынове
Слава Украине!
Дома многих местных жителей украшает государственный флаг
Мемориальный комплекс на месте усадьбы Степана Бандеры
Главный корпус музей напичкан камерами слежения. С вас также потребуют назвать
точное название места работы, домашний адрес и номер машины
Памятный знак на месте дважды взорванного Советами памятника
С началом Второй мировой войны в документах ОУН Бандеру называли
исключительно Вождем
Мать - Мирослава Бандера (Глодзинская)
Пан-отец Андрей Бандера среди своих детей. В первом ряду - Марта, о. Андрей,
Володимира. Второй ряд - Василий, Степан, Александр, Богдан. В третьем ряду сыновья
священника Владимира Матчака из соседнего Угринова Среднего - Роман, Александр, Василий
Редкий кадр. Бандера (в центре) отдыхает с семьей и знакомыми в Альпах.
Справа от него - его супруга, Ярослава Опаривская. Середина 1950-ых гг.
Бандера на могиле основателя ОУН Евгения Коновальца в Роттердаме
Резной лик Вождя
Плебания. Вид со двора 
Семейный буфет семьи священника
Эта икона встречала всех входящих в дом о. Андрея
В гостинной у Бандер
Детская кроватка Степана Бандеры
Отцовский кабинет. Здесь зрели планы грядущей Революции
Уходящий из дому должен был преклониться перед Распятием
Ивано-Франковск. Ул. Независимости, 15. Отсюда начался путь в концлагерь
Василия Андреевича Бандеры
По всему областному центру развещаны биг-борды с цитатами из трудов
Бандеры
Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

СТЕНКА НА СТЕНКУ