В ДЕТАЛЯХ

2007.06.15

Уход парламента «Большого Перехода»

«Дискуссия о том, кто больше предатель, и само появления феномена «политический предатель» в дискуссии - особенность парламентской жизни Рады V созыва

Собраниям под куполом на Грушевского сегодня может быть положен конец – закончит работу Верховная Рада Украины V созыва. Последовательность главы государства и беспрецедентный шаг оппозиции по добровольному отказу от полномочий превратили парламент в страницу истории. Для кого он навсегда останется кратковременным символом бесчестия и небывалой политической коррупции, для других будет связан с первым болезненным опытом формирования правящей коалиции.

RUpor поинтересовался у ведущих политических экспертов и аналитиков Украины собственным видением основных достижений без 5 минут ушедшей в архив современности Рады. Их мнения мы и представляем читателю.

Директор Киевского института проблем управления им. Л. Г. Горшенина Кость Бондаренко:

«Я бы выделил коалициаду, в следствие которой сложилась абсолютно интересная ситуация, когда заданный с самого начала формат коалиции на ходу было переломлено. Все-таки это прецедент в украинской политике. Таким образом, украинская политика стала менее прогнозированной и интересной.

Второй момент – это принятие закона о Кабинете министров. И третий момент – противостояние между коалицией и президентом, которое длилось на протяжении года и усиливается весною 2007 года».

Политолог, член фракции БЮТ Дмитрий Выдрин:

«Рада запомнилась, во-первых, политическим беспределом. Я думал, что политика имеет начало и имеет конец, имеет границы и пределы.

Я не думал, что в Верховной Раде можно депутатов – самых защищенных людей в стране – сделать умными рабами. Я не думал, что холопство в Украине начнет возрождаться не на селе, а в сессионном зале».

Директор Центра социальных исследований «София» Андрей Ермолаев:

«Рада была уникальной. И в этом смысле, историчность этого парламента состоит в том, что это был первый парламент, в котором впервые за все годы независимости Украины была сформирована парламентская коалиция и коалиционное правительство. Это первый опыт, это первая практика, первые документы, сопровождающие коалицию и работу правительства.

Эта Верховная Рада связана с попыткой обеспечения политической реформы принятой в 2004 году. Поэтому дебаты по поводу законодательного поля новой редакции Конституции, войны вокруг полномочий, которые, фактически, реанимировали всю дискуссию 2003-2004 годов. Это яркая страница, которая еще долго будет анализироваться с точки зрения изменений в Конституции и до сих пор не завершившейся войны за реальные, а не прописанные в ней полномочия. Этот парламент можно назвать как «парламент Большого Перехода». Очевидно, что и в конституционном праве, и в традиции еще не устоялись положения, которые бы регламентировали деятельность политиков и в оппозиции, и в коалиции – регламентировали как на уровне нормы, так и на уровне обычая.

Пример тому – сложившийся в этом парламенте стереотип, что коалиция и оппозиция – это не две институции парламентской жизни, а два врага, которые действуют на уничтожение. Я думаю, что коллапс парламента в условиях кризиса власти, когда депутаты сами складывают свои полномочия, создавая условия для прекращения полномочия парламента – яркое свидетельство подобного понимания такого положения коалиции и оппозиции. Поэтому этот парламент – это парламент Большого Перехода.

Политическая история этого парламента внесла в нашу жизнь еще одну тему, которая долго будет mainstream`ом политических дискуссий и предвыборной борьбы – это тема морально-политического компромата. Ушли в историю уже обсуждения, кто больше украл, ушли в историю взаимные обвинения, кто нарушает закон больше или меньше. Зато в центре внимания стал вопрос последовательности политика, его преданности политической силе, его соответствия взглядам, программам и поручениям с которыми участники избирательного процесса идут на выборы. Поэтому, дискуссия о том, кто больше предатель, и само появления такого феномена в дискуссии, как «политический предатель», - тоже особенность парламентской жизни Рады V созыва.

Ну, и конечно же, в политической истории надолго останется прецедентом то, что этот был «короткий» парламент. В учебниках истории, наверное, его так и будут называть.

К тому же, Рада создала прецедент самоупразднения. Фактически, все, что мы наблюдаем сейчас (сложение своих полномочий депутатами) и является одним из прецедентов самороспуска».

Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев:

«У меня осталось несколько впечатлений. Наверное, не просто яркое, а самое грубое и непрерывное впечатление о Верховной Раде в том, что это была кризисная Верховная Рада. В ней изначально были заложены дефекты и истоки парламентского кризиса. С самого начала ее работы долго формировалась коалиция, причем был апробирован весь возможный веер коалиций – от оранжевой до «бело-голубой».

То же самое происходило и при формировании правительства на основе коалиции, в котором также был заложен порок, дефект последующего распада, что потом и произошло, когда из него стали выдавливаться министры от «Нашей Украины». Что касается законодательной работы, то тут ничего нового, яркого или существенного Рада не принесла. В общем, Верховная Рада V созыва существовала недолго и с самого начала была обречена на бесславный конец».

Директор аналитического центра «Рада» Алексей Кошель:

«Верховная Рада V созыва заложила достаточно хорошие основания для формирования определенных традиций парламентаризма. Мы смогли убедиться, что очень большое количество взаимодействий парламентских фракций и депутатов по поводу внутренних вопросов. С другой стороны, отношения с правительством и с президентом, а также с представителями президента в парламенте и т. д. – они регулируются не только законом, но и определенными традициями. И собственно, основная роль этого парламента состоит в том, что политики поняли: в случае предательства своих коллег, даже если это будет лежать в рамках законодательной плоскости (не нарушая закон), они понимают, что такие публичные действия могут привести к падению рейтинга их политической силы и вообще к уходу с политической сцены. И это, собственно, один из самых больших уроков, который будет иметь перспективу на будущее.

Нормы закона об императивном мандате, таким образом, уже никому не нужны. Сформирована четкая традиция, и результаты Социалистической партии на этих выборах будут значительным уроком для других политических сил. Именно это существенное обстоятельство и обозначится на деятельности парламентов следующих созывов».

Доктор политических наук, профессор Владимир Полохало:

«Итогом деятельности Верховной Рады V созыва оказалось то, что она явилась не способной и как законодательный, и как представительский орган из-за политического эгоизма и корпоративных интересов, отстаиваемых основными политическими силами и коалицией, как институцией, не признавшей необходимость легитимации оппозиции. И это была одна из причин политического кризиса, потому что оппозиция представляла почти половину населения.

Она оказалась не дальновидной, как орган в целом. Я имею в виду не Раду, а образованное в ней большинство. Как я уже говорил ранее, после 3 августа 2006 года (появление коалиции) Верховная Рада apriori  не могла быть дееспособной и представительской, т. к. превратилась во временное историческое недоразумение. К сожалению, мой прогноз подтвердился.

Если говорить о ментальности состава этой Рады, то следует отметить корпоративность и клановость. Введенная экспериментальным путем пропорциональная система оказалось полным провалом. Ее подводные течения содержали в себе мину замедленного действия - как в принципе и сама Рада, возникшая на основе конституционных поправок от 8 декабря 2004 года, бывших ни чем иным, как клановым пактом олигархов. С точки зрения интенции Помаранчевой революции в нем не было никакой необходимости.

Политические силы, которые подписывали этот пакт, тем самым вынесли себе и вердикт. И Кучма, и бывший председатель Верховной Рады Литвин преследовали и отображали четкие олигархические интересы, заключавшиеся именно в такой Конституции. Но, вместе с тем, позитив этой Верховной Рады состоит в том, что

1.      всем было продемонстрировано, что Украина не имеет какую-то политическую силу, которая могла бы монополизировать экономическое и политическое пространство. Претензии на монополию не были обоснованы необходимыми политическими ресурсами, в первую очередь – ресурсами политической поддержки со стороны граждан. В Украине не может быть политической олигархии. Есть финансовая олигархия. Однако она не может превратиться в олигархию политическую. А это означает, что гражданское общество, представленное оппозицией, оказалось сильнее, чем претензии финансово-экономических олигархов.

2.      Независимо от того, кто победит на этих выборах, он не будет действовать по принципу «победитель получает все».

3.      Власть и оппозиция в Украине – переменные величины в общем политическом тренде. Оппозиция так или иначе должна быть институционализирована, и не важно каким образом – в законе об оппозиции, в норме регламента Рады или в поправке к Конституции. Иначе неминуемы последующие кризисы.

4.      Попытки антикризисной коалиции заручиться поддержкой со стороны демократического международного сообщества получили дипломатический холодный отпор. Хотя демократический мир достаточно холоден к Украине, он не воспринимает практик авторитарного управления и ревизий волеизъявления граждан».

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...