В ДЕТАЛЯХ

2007.06.08

Украина привита от «советской оккупации»

Понятие «советской оккупации» имеет право на жизнь не только на страницах специальной научной литературы, но и в общественном сознании. Реальность такого длительного юридического и военно-политического явления, несмотря на личное эмоциональное отношение к нему каждого из тех, кто родился и жил в Советском Союзе, неоспорима

«Как дорого приходится платить за дешевые идеи!». Это популярное после окончания Второй мировой крылатое выражение подчеркивает не только банальный итог любой занимательной аферы, но и может пригодиться для характеристики целой эпохи, в особенности если она еще не до конца окончена. В том, что «Союз нерушимый» и его идеи живут и здравствуют в сердцах и умах миллионов украинцев не сомневаются и ведущие научно-общественные деятели, выступившие с неоднозначной инициативой, - организовать на свой страх и риск в самом центре Киева Музей советской оккупации.

Появление этого музея вызвало целую бурю эмоций: как у горячих сторонников его образования, так и у противников данной затеи. Адепты антикоммунизма от всей души радовались воплощению в жизнь предложения президента, высказанного им после экскурсии по аналогичному заведению в Тбилиси. Ценители же «сытого и стабильного» советского прошлого не могут согласиться, как с термином «оккупация», так и с тематикой экспозиции повествующей о зверствах коммунистической карательной системы и содержащей документальные подтверждения множества актов геноцида украинского народа в XX столетии.

Враги «Колхозного рабства»

Как заявил RUpor`у директор музея, председатель Киевского общества «Мемориал» Роман Круцык, идеологические противники работы открывшегося музея из числа «Союза советских офицеров Украины» и Прогрессивной социалистов Наталии Витренко уже два раза успели учинить погромные акции. В последний раз «витренковцы», которых был целый автобус, прихватили с собою экземпляр книги «Колхозное рабство». «Зря они так. Попросили бы, мы бы им и так дали, пускай просвещаются», - иронизирует Круцык.

Члены «Мемориала», а это люди, относящие себя к пытливым ценителям современной украинской истории, члены национал-демократических партий и бывшие советские политзаключенные, сдаваться не собираются. Они рады пускай и скромному, но все же началу функционирования своего учреждения. «К нам приезжают школьные экскурсии со всей Украины, тысячи учителей готовят свои уроки по нашим материалам», - гордится Круцык.

Официально открывшийся на этой неделе музей вырос из небольшой экспозиции «Забвению не подлежит», размещенной в Киевском музее шестидесятников имени Василия Стуса в далеких от академического шика апартаментах на Подоле. В планах организаторов – расширение постоянной экспозиции и создание сети собственных филиалов по всей территории Украины. «К нам приезжают наши единомышленники со всей страны и просят помочь им в открытии своих региональных музеев. Недавно были люди из Запорожья и Кировограда. Во Львове вопрос создания Музея советской оккупации региона стоит на повестке дня городского совета, подобную инициативу поддерживают и власти в Ровно», - сообщил директор музея.

Востребованному начинанию пока что приходится выживать на собственные скудные средства. «Мы не получаем не единой копейки государственных дотаций. Зарплату сотрудникам я выплачиваю из своей депутатской пенсии, а еще надо 2 000 гривен на налоги государству», - жалуется Круцык.

Кто кого оккупировал?

Понятие «советской оккупации» имеет право на жизнь не только на страницах специальной научной литературы, но и в общественном сознании. Реальность такого длительного юридического и военно-политического явления, несмотря на личное эмоциональное отношение к нему каждого из тех, кто родился и жил в Советском Союзе, неоспорима.

В этом убежден доктор исторических наук, профессор Владимир Сергийчук. Ссылаясь на архивные документы и прочие источники, историк утверждает, что советская власть была чужда большинству украинцев и была им цинично навязана Советской Россией путем невиданной по своему размаху и силе агрессией. «В конце 1917 года в Украине была легитимная власть, которую признала сама Советская Россия, - заявил RUpor`у Сергийчук. – А во время международных переговоров в Бресте Украинскую Народную Республику признали еще четыре государства».

По мнению историка, образовавшаяся в марте 1917 года Украинская Народная Республика (УНР) ничем не отличалась от других молодых европейских государств возникших на руинах мировых империй Романовых и Габсбургов по окончанию Первой мировой войны (в их числе Чехословакия, Венгрия, Польша, Сербия, государства Балтии). УНР имело все конституционные признаки суверенного государства, - парламент (Центральная Рада), правительство, вооруженные силы, и даже самостоятельную денежную систему.

После того как в России произошел захват власти Российской коммунистической партией (большевиков), ее единоличный лидер и глава новообразованной державы Ульянов направил Центральной Раде ультиматум с требованием подчиниться власти российского коммунистического правительства (Совета народных коммисариатов) и упразднить суверенитет Украины. «Созванный по такому поводу всеукраинский съезд депутатов местных советов отверг ультиматум Ленина и его помощника Троцкого, - объясняет Сергийчук. – С этого момента и начинается советская оккупация Украины».

Репрессии (1918-1990) и рецидивы 2007-го

Вторжение в чужое пространство со стратегическими целями навязать свое устройство и сломать все структуры, оказывающие сопротивление. Именно так понимает понятие «советской оккупации» многолетний узник коммунистических концлагерей Евгений Сверстюк. «Сломать сопротивление народа – экономическое, идеологическое, интеллектуальное и моральное сопротивление, - в этом состояла цель Ленина и его последователей, - сообщил RUpor`у Сверстюк. – Я считаю, что это была самая грубейшая оккупация в том смысле, что она не имела никакого оправдания».

Антисоветчик со стажем считает, что рецидивы оккупационного режима ощущаются до сих пор. «Вторжение в информационное пространство очень явно. Эхо Москвы работает на дезориентацию украинского народа, а вся идущая сюда российская пресса является до непристойности антиукраинской и практически продолжается та же самая политика, которая была и тогда, только тогда она была более скрытной. А сейчас церемоний в прессе нет», - сокрушается Сверстюк.

Большевики всегда брали своим аморализмом и игнорированием понятий и законов, голосом перекрикивающим здравый рассудок. «Поэтому сейчас мы имеем дело с лужей по названием «Верховная Рада», - перечисляет постсоветские недуги Сверстюк. – «Это одно из тех тяжелых наследств, которые мы получили от Советского Союза и большевистской оккупации, направленной на деморализацию противника. А народ для них всегда был и остается противником».

Верхний хронологический предел оккупации Сергийчук доводит не до 1991, как это было принято ранее, а до 1990 года. «Украинские демократические выборы впервые состоялись в 1990 году. Мы выбрали свою власть. Плоха она или нет, но мы ее выбрали. Мы запустили машину», - уверен он.

Машина взяла на борт музей. В нем происходит переселение душ, ведь любой из тех, кто в нем побывал, неминуемо столкнется с бурей восклицательных и вопросительных знаков. Для этого и нужен музей. Буквальное переселение в царство сталинских палачей, Октябрьский дворец, еще предстоит. Правда, оно возможно только вмести с душами живущих сегодня. «Душа есть кровь… Всякий проливший кровь должен умереть», - сказано во Священном Писании.

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...