В ДЕТАЛЯХ

2007.04.12

Алексей Резников: Правового выхода из кризиса не существует

Ситуация в стране вошла в такой клинч, когда о правомерности действий участников всего этого конфликта уже говорить не приходится

Вчера министр юстиции Александр Лавринович приказал не заверять печатью минюста документы, необходимые Блоку Юлии Тимошенко для регистрации в ЦИК. По словам бютовцев, глава ведомства юстиции заявил, что не будет выполнять антиконституционный Указ президента и оставил свой кабинет.

Главным аргументом министра стало «признание неконституционным Указа президента двумя органами - Кабинетом Министров Украины и Верховной Радой».

RUpor обратился за разъяснениями по данному вопросу к специалисту в сфере конституционного права, который в свое время помог Виктору Ющенко опротестовать в Верховном Суде победу в президентских выборах Виктора Януковича, партнеру юридической компании «Магистр & партнеры» Алексею Резникову.

Как Вы оцениваете действия министра юстиции, который отказался заверять печатью минюста документы, необходимые Блоку Юлии Тимошенко для регистрации в ЦИК?

У субъектов, которые обратились в Министерство юстиции, есть право в судебном порядке признать неправомерность действий того ли иного государственного органа. И если они докажут, что выполнили все формальные процедуры и получат соответствующее решение суда, то есть два варианта выхода. Либо суд обязывает Минюст выполнить такое, либо документы, которые стали причиной спора, будут легализированы в судебном порядке.

Это, конечно, может превратиться в очередную вереницу судебных тяжб, но пока что другого выхода нет.

Так заявление Лавриновича неэтично или незаконно?

С точки зрения юриспруденции министр, как юрист, может высказывать свою оценку, может не соглашаться – это его право. Но при этом орган Министерство юстиции, на мой взгляд, обязан исполнять свои функции, если соблюдена формальная процедура подачи документов. Потому что Указ действующий!

Существуют ли реальные юридические рычаги, которые смогут помешать проведению досрочных парламентских выборов?

Подсказывать я им (оппонентам указа президента - RUpor) этого не буду (смеется). Поскольку все то, что сейчас делается – это не правовые рычаги. Ситуация в стране вошла в такой клинч, когда о правомерности действий участников всего этого конфликта уже говорить не приходится.

Одна из сторон заняла позицию, что Указ президента неконституционный, некоторые даже называют его незаконным, но дело в том, что давать оценку законности-незаконности, конституционности-неконституционности подобного Указа может только Конституционный суд.

Соответственно, даже если противоборствующая сторона не согласна с Указом и считает, что он не соответствует Конституции, это не означает, что она не должна его выполнять. Указ президента легитимен и действует до тех пор, пока КС не признает обратного.
Поэтому можно критиковать и говорить, что «я не согласен», но выполнять его надо.

Приведу простой пример: юрист может быть не согласен с решением суда, если он его проиграл, но подчиниться обязан. А свои возмущения и замечания может излагать в документе, который называется апелляционная жалоба или кассационная жалоба.

Заявлять о своем несогласии и говорить, что мы его выполнять не будем – это неправильно. Потому что у политиков нет такой компетенции.

А как Вы, как человек, который занимался юридической поддержкой Виктора Ющенко в 2004 году, оцениваете сам Указ президента о досрочном прекращении полномочий парламента?

Если рассматривать этот вопрос формально юридически, то появляется больше аргументов для критики. Они, в общем-то, и звучат со стороны оппонентов. Но если подходить с точки зрения системного анализа Конституции и понятия, что есть Гарант Конституции, то тогда появляются аргументы в пользу этого Указа.

Именно поэтому ответ на этот вопрос может дать только КС. Я как юрист, мог бы в любой дискуссии привести аргументы и «за» и «против». Но мне кажется, что при оценке любого нормативного акта на предмет соответствия его Конституции, суто формально юридически подходить нельзя. Этим и должны отличаться судьи КС от всех остальных. Туда должны подбираться ученые, теоретики права и так далее. Но у нас формирование КС тоже подвержено политическим веяниям, а не профессиональным.

Если до 27 мая Конституционный суд не успеет дать свою оценку, но даст уже после выборов. Сможет ли как-то это решение повлиять на результат уже проведенного волеизъявления?


Это очень сложный вопрос. У нас очень все запутанно, особенно несовершенно законодательство о выборах, тем более в части проведения досрочного голосованного. Я думаю, что провести эти выборы с точным соблюдением всех требования закона будет достаточно сложно. То есть нарушения неизбежны, даже если осознанно их никто не будет допускать.

Что касается последующего признания КС неконституционности Указа, если смоделировать такую ситуацию, то тут возникнет интересная ситуация. С одной стороны выборы пройдут в момент действия Указа и народ сделает свой выбор. А если решение КС признает Указ неконституционным, опять же станет вопрос – а с какого момента – дня издания Указа или оглашения решения суда? А это выльется в очередную дилемму для КС и так далее.

То есть, если ситуация так или иначе упирается в бесконечную судебную тяжбу, какой выход из этого кризиса, по-вашему, может быть?

Я вынужден буду отвечать не как юрист. Потому что ситуация уже давно затянута в политическую площадь и вообще вышла из правового поля. Ответ юридический здесь уже не возможен, а скорее политически-юридический. На мой взгляд, сторонам нужно договариваться, ставить вопрос о переносе срока выборов, скажем на осень.

За это время достигать компромисса пакетом – принимать изменения в Закон о выборах, Закон о коалиции, пересмотреть Закон о Кабмине и Закон о президенте. Но при этом нужно, чтобы и коалиция и оппозиция договорились – это снимет головную боль для всей страны.

А членам коалиции, как по мне, бояться выборов нет смысла. Так как электорат основных политсил более-менее устойчивый.

То есть фактически, уже на протяжении двух лет единственным выходом из кризисов могут быть «круглые столы»?

Да. Сегодня ситуация уже вышла за пределы правового поля. Ведь ряд лиц, которые занимают высокие должности в Украине, позволяют себе давать оценку заявлениям пяти судей, на которых осуществляется давление.

Фактически им угрожают. Вчера на Майдане говорилось о будущей ответственности, привлечении и так далее. Таким образом, оказывая публичное давление на Конституционный Суд. А это недопустимо. Глава Верховной Рады с трибуны сказал такую фразу, что «мы выполним решения Конституционного суда, так как уверены, что оно не может быть абсурдным». Эти слова заведомо ультимативны. С точки зрения Европейского Суда подобные заявления вообще оцениваются, как непосредственное вмешательство в правосудие.

Имеют ли под собой юридическую подоплеку заявления некоторых представителей коалиции о возможном импичменте президенту?

Никаких оснований нет. Это просто высказывания с трибуны людей, которые не совсем понимают, что такое импичмент, тем более в Украине. Если почитать Конституцию действующую, то можно понять, что, во-первых, эта процедура до конца не расписана, во-вторых, она четырехступенчастая. То есть 226 голосов достаточно только для того, чтобы инициировать такой вопрос. Но это можно делать только при условии, что президент совершил уголовно наказуемое деяние. А соответствующий вывод сможет дать только Верховный Суд. Дальше следует сложная процедура – специальные исследования непонятно кого, потом нужно собрать 300 голосов народных депутатов, а потом еще 375.

Даже если Указ признают незаконным, это не означает, то такое деяние президента признают уголовно наказуемым. Украинские суды отменяли не одно постановление Кабмина и других органов, но это никогда не влекло за собой уголовной ответственности.

То есть процедура импичмента на той почве, о которой сегодня говорят некоторые политические деятели, нереальна.

Разговаривала Елена Сербинович
Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...