В ДЕТАЛЯХ

2007.03.28

Конституционный суд и психоанализ

Самим фактом своего визита и последовавшей "накачки" Ющенко поставил судей в крайне прискорбное положение. Ведь теперь любое решение, которое они примут, начнут толковать как результат его визита

История получилась с интригой. В понедельник, 26 марта, пресс-секретарь президента Ирина Ванникова оптимистично сообщила общественности о том, что в этот день состоится экстренное совещание Виктора Ющенко с судьями Конституционного суда(!). И добавила, что совещание будет "закрытым". Но, спустя всего два часа, она вдруг опровергла информацию о данном замечательном мероприятии. Оказывается, такая встреча - ни плановая, ни экстренная - не запланирована в графике президента ни на сегодня, ни на завтра. "Я вам скажу, что я перепутала, не туда посмотрела", - мило пооткровенничала Ванникова. Странное дело, это же куда ей надо было посмотреть, чтобы сообщить об этой встрече? Не на потолок же?

Немедленно после первого откровения Ванниковой затеялся скандал. Причина понятна. Речь, в общем, идет о прямом нарушении Конституции Украины, поскольку никто – президент в том числе - не имеет права проводить совещания с судьями КС. Для них президент это вообще только должность, а также права и обязанности этой должности. А физическое лицо, занимающее должность президента, может связываться с ними только через своего представителя в КС.

Реакция на заявление Ванниковой была резкой еще и потому, что попытки воздействия на КС с президентской стороны наблюдались и ранее.  Скажем, в январе, представитель президента в КС Владимир Шаповал заявил, что Конституционный Суд имеет право оценивать конституционность законов о внесении изменений в Конституцию, которые вступили в силу. Вот он так считает. Тогда судьи как раз и принялись рассматривать этот вопрос и заявление Шаповала выглядело так, что КС прямо подталкивают именно к такому вердикту. Причем, Шаповал высказывался так, будто выступал от имени самого Конституционного суда. Вполне можно было говорить о том, что Банковая хочет поставить деятельность КС под контроль.

Так что история с Ванниковой получила резонанс вполне закономерно. Тем более, что причина для  вызова судей КС к президенту была налицо. Ходили упорные слухи о том, что неделю назад прошло рейтинговое голосование Конституционного суда по вопросам вмешательства КС в конституционную реформу (та самая тема, по поводу которой высказывался Шаповал). Причем - большинство судей, вроде бы, заявило о невозможности вмешательства КС в вопросы конституционной реформы. И это логично: судьи же сами внутри конституционной рамки, как они могут делать высказывания по ее поводу? Абсурд. Но, конечно, такое мнение должно было сильно раздосадовать сторонников пересмотра или отмены реформы.

Лучше бы уж пресс-секретарь Ванникова смотрела, куда следует, и не путалась. Заодно можно было бы и слова для опровержений лучше подбирать, а то детский сад какой-то, честное слово. Не говоря уже о том, что в обстановке повышенной нервозности всего политикума этот ляп следовало бы опровергнуть самому президенту. Но вот почему он этого не сделал? А вместо этого, на следующее утро, он–таки встретился с Конституционным судом.

Правда, уже не стал вызывать судей к себе, но пришел к ним лично. Несомненно, .скандал в понедельник изменил направление мысли В.Ющенко: не они к нему, а он к ним. Есть же разница? В самом деле – подумали, наверное, на Банковой – свободная страна, может же президент сходить, куда ему приспичило? Но это совершенно не изменило точку зрения критиков по поводу неконституционности такого действия.

Словом, Ющенко пришел в КС и сообщил, что встреча вызвана критической массой фактов нарушения прав граждан Украины и их волеизъявления. Еще В.Ющенко обеспокоен ситуацией, "когда с каждым днем возрастает вероятность давления на судей, использования их голоса в политических целях". Эта фраза, сказанная в данных обстоятельствах, выглядит совершенно пронзительно. Пришел и – давлю. Тем более, что тут же выяснились и основные причины, побудившие президента произвести визит.

Его волнуют судьбы обращений относительно императивного мандата народного депутата Украины, легитимности Правительства и конституционности Закона "О Кабинете Министров". В том смысле, что КС что-то никак не может дать правильное заключение по данным вопросам. Надо полагать, проблема с рейтинговым голосованием по политреформе его тоже волнует, как же без этого. Увы, все это совершенно не изящно: во всех случаях наглядно присутствует личная заинтересованность В.Ющенко в определенном разрешении данных вопросов.

Ладно бы сообщил об этой заинтересованности. Но заключать свою заинтересованность в суровые рамки, сообщая о том, что "идет явная тенденция узурпации власти" – и, значит,  только Конституционный суд сможет ее пресечь? Естественный вопрос о том, чьей именно власти угрожает узурпация, тут совершенно неуместен. Понятно чьей. Так что фраза о том, что с каждой неделей на судей КС будет усиливаться политическое давление, была вовсе не сетованием, а конкретным предупреждением: вот оно, давление, уже лично тут, а дальше будет еще круче. Ну а сообщать высокочтимым судьям самого главного суда страны о том, что в государстве, оказывается, расцветает политический кризис, одновременно желая оградить их от политизации – это как-то уже совсем негуманно. Чего он от них тут хотел? Простого человеческого сочувствия?

Что в итоге? Вряд ли последствия этой встречи будут приятны для обеих сторон. Самим фактом своего визита и последовавшей "накачки" Ющенко поставил судей в крайне прискорбное положение. Ведь теперь любое решение, которое они примут, начнут толковать как результат этого визита. Опять же, слух о результатах того самого рейтингового голосовании уже вполне распространился. А если вдруг решение окажется иным, то почему? Однозначно: повлиял визит. В общем, всего лишь час разговора и, в принципе, не остается ничего другого, как полностью заменить состав суда. Ну и, по- хорошему, и президента. Потому что деятельность независимой судебной ветви власти за этот час вполне дискредитирована.

Что ли сложно выучить и запомнить, что с судьями – не советуются. И нет никакой разницы, привезли ли их на Банковую или президент пришел в КС. Потому что советуются с адвокатами и личным окружением.  А взаимоотношения с судьями, кроме как в зале заседаний, являются типичным телефонным правом, пусть даже и осуществляемым лично.

Возможно, конечно, что со времен Майдана президент запомнил, что суд – это что-то для него очень хорошее. Вот его туда все время и тянет. Но не будем же мы тут еще и психоанализом заниматься…

Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...