В ДЕТАЛЯХ

2007.02.24

Почему и кто не любит «русских» в Египте?

Намедни вернулся из египетского Шарм-Эль-Шейха. Зимой это место из дорогого превращается в приемлемое: условно низкая температура сочетается с относительно низкой ценой (нашему брату 25 градусов тепла – не жара – «жара» начнется на майские праздники, когда за ту же путевку туроператор стребует вместо 470 - 1500 долларов).

Намедни вернулся из египетского Шарм-Эль-Шейха. Зимой это место из дорогого превращается в приемлемое: условно низкая температура сочетается с относительно низкой ценой (нашему брату 25 градусов тепла – не жара – «жара» начнется на майские праздники, когда за ту же путевку туроператор стребует вместо 470 - 1500 долларов).

В феврале в Шарме много иностранцев и мало «русских» - то есть, отдыхающих со всего СНГ. И это радует. Потому что местные жители «на расслабоне». Не висят у тебя на руках с требованием купить верблюда-ковер-пуфик-статуэтку-ну-хотя-бы-бутылочку-с-песком. И можно спокойно пройтись по центральной улице Наама-Бей, поглазеть на море и послушать, как умиротворенно, в предвкушении скорого открытия сезона, кричат чайки.

В феврале в Шарме здорово. Не много людей, а значит – не много ласт. Ласты, особенно чужие, особенно, если рядом с тобой их плещется десятка четыре, очень мешают рассматривать рыб. А посмотреть есть на что! Две зеленые иглы, по полметра каждая, замерли прямо на мелководье – грели спины на солнце; раздутые попугаи важно отщипывали кусочки розовых кораллов, еще какие-то невиданные золотые рыбки целой стайкой проносились мимо.

Из морских глубин я поднялся к облакам (как бы пафосно это не звучало): встретил рассвет на Синае, не для отпущения грехов, а чтобы увидеть, как огромный апельсиновый диск выкатывается из-за горы и за считанные минуты превращает кромешный мрак в потрясающей красоты долину из красноватых камней и бежевого песка. Ради этого стоит просидеть четыре часа в самолете, выстоять очередь за пятнадцатидолларовой египетской визой и потратить свои сбережения.

Минус во всем отдыхе, который я оцениваю на твердую пятерку, был только один. Отношение «их» к «нашим». Вернее, «их» к русским. Потому что магический ответ на вопрос: «Откуда вы?» действовал незамедлительно. При слове «Украина» арабы менялись в лице, радостно кивали головами, говорили, что Украина – это хорошо, классно, отлично и предлагали большую скидку на товары. Вначале я недоумевал: что за разница между туристами из Москвы и Киева? Один продавец на мое удивление только поднял вверх большой палец руки и загадочно улыбнулся: «Разница - большой!» Потом расспросил портье из отеля, оказалось, украинцы лучше говорят по-английски, меньше напиваются вдрызг, не хамят и не лезут с братанием. Последнее - вообще отдельный разговор.

Иду по улице. Возле магазинчика сидит «местный». Прохожу рядом, он громко, безапелляционно, с интонацией Кота из «Бумера», изрекает: «О, привет, брат!».  «Какой я тебе брат?» -- возмущаюсь я, не останавливаясь. Он переходит на арабский и еще долго рассказывает о моих недостатках мне вслед.

В лавках ко всем «нашим» девушкам цепляются продавцы. Цепляются, потому что заигрыванием это нельзя назвать даже с натяжкой. Не захочешь купить алебастрового бога Гора, могут нагрубить и по-русски, и по-английски и особенно виртуозно – по-арабски. Мне все это казалось дикостью. Ведь в арабах с детства воспитывается уважение к гостю, к женщине и к религии. Уважение присутствует,  если только речь идет не о так называемых «наших».

Торгаши цветным песком не пристают с предложением о страстном сексе к британкам, итальянкам, француженкам. Для того, чтобы это понять, не нужно быть полиглотом. Достаточно посмотреть, как почтительно они встречают «других» туристов у прилавков. Но и тем нужно отдать должное: они не подходят к витрине с цветастыми бутылочками с фразой «Слышь, а че это у тебя?» Ладно, вы не знаете английский (допустимо и даже простительно), но как араб может догадаться, что означает «че это?». Максимум его возможностей: зубрилка выражений «Почем?», «Сколько стоит?» Увы, русские считают, что на их языке обязан говорить весь мир, а русскую водку должны подавать в баре возле бассейна уже в десять утра. И в первый же вечер, только приехав, лезут к официантам в ресторане с расспросами: «Эй, парень, поди сюда. Тебя, как звать-та?» Наблюдал все это лично. Обидно. Выходит, чтобы с тобой говорили, да что там, чтобы на тебя смотрели, как на человека, а не быдло, нужно ходить в футболке с надписью «Я не русский, я просто похож!» Самое удивительное во всей этой истории то, что русские привозят в Египет намного больше денег, чем те же итальянцы. Тратят не жадничая, торгуются недолго и делают кассу отельным барам.

Друзья-литовцы из соседнего отеля при слове «русский» краснели, будто услышали мат. Вот один из примеров, скорее даже похож на анекдот: гид на экскурсии (вся группа уже неделю «маринуется» в арабском «гостеприимстве»): «Дорогие русские туристы!» Моментально раздаются голоса: «Мы не русские!»

Раньше это было не принципиально, русский ты в Египте или украинец. Теперь называться русским - слишком накладно. Да и кому это нужно, в конце концов.
Больше новостей из этой рубрики

Читайте Также

все новости из этой рубрики

Маразмарий

СТЕНКА НА СТЕНКУ

Загрузка...